Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

ДАЛЬНИЙ ВОСТОК - КОРЕЙСКАЯ ЗЕМЛЯ (Эльмар Ким)

고려 사람 Корейцы всегда жили на территории которая сегодня называется - "Дальний Восток РФ".

Есть сложившийся стереотип который внедрили советские востоковеды и псевдокорееведы.
Сегодня все и везде пишут, что первые корейцы вступили на территорию России в середине XIX в., и даже ТОЧНУЮ ДАТУ придумали это - 1860 и 1863 гг. 😱
Но на самом деле это русские штыки пришли на корейскую землю, точнее ЗАХВАТИЛИ.

Когда имперская Россия в ходе захватнических воин вынудила Цин подписать первый НЕРАВНОПРАВНЫЙ договор в 1858 г. (Айгунский договор) то огромная территория Дальнего Востока стала российской империей.

Затем. Его Всемилостивейший Государь самодержец Александр II не мог усмирить свой аппетит и пошел еще дальше. 🤪 Итогом чего, стало подписание с Китаем второго Неравноправного договора - "Пекинского трактата" по которому территория к востоку от р.Амур стала частью Московии. И аборигенное население: нанайцы, эвенки, маньчжуры, тунгусы, нивхи и корейцы стали вдруг подданными русского императора.
ВНИМАНИЕ !!! Это произошло в 1860 г.

Но, чтобы стереть все с памяти ученым сказали - напишите: Дальний Восток всегда был российский, а кто там жил пришли к нам.
И это подхватили советские востоковеды и корееведы которые зависели от ректоров, Министра образования, и которым нужны были научные статьи :
Бутин, Джарылгасинова, Ванин, Торкунов, Волков, Симбирцева, Ланьков и др.
А за ними и все остальные. И даже сами корейцы историки из СНГ наши современники (в том числе уважаемый д.и.н. Герман Ким)так и пишут везде - "первые корейские поселенцы в России появились в 1860 г. и 1863 г." Затем волны какие-то. 😤 Это ЛОЖЬ в которую все поверили.
Даже я верил в эту ПРИДУМАННУЮ ПРАВДУ и доверял им (ученым так сказать) когда был студентом "псевдовостоковедом".

Вот такой фокус! 😁 Аннексировать чужую территорию, а всех кто там жил, объявить пришлыми. Как бы получается земля вместе с людьми и утварью нашла на Русь.

Корейцы никуда не переселялись в 1860-х годах. МЫ там были всегда, на Дальнем Востоке - 연해주 !

https://www.facebook.com/groups/143979749655096/?fref=nf

Майрановский Григорий Моисеевич - "доктор Смерть" - Отравители из НКВД

Originally posted by grzegorz at Майрановский Григорий Моисеевич - "доктор Смерть" - Отравители из НКВД
Originally posted by sell_off at Майрановский Григорий Моисеевич - "доктор Смерть" - Отравители из НКВД

Майрановский Григорий Моисеевич - "доктор Смерть", полковник, начальник секретной лаборатории ядов НКВД

1899 - 1964

Родился в городе Батуми. В 1917 г. после окончания гимназии поступил на медицинский факультет Тифлисского университета, где вступил в еврейскую социалистическую организацию «Бунд» (Всеобщий еврейский рабочий союз). Одновременно в течение 5 лет занимался репетиторством Позднее он перебрался в Баку, где учился в Бакинском университете. В 1920-1922 гг. - начальник отдела кустовой промышленности СНХ АзССР.
В 1922 году Майрановский переезжает в Москву, где в 1923г. заканчивает медицинский факультет 2-го МГУ, преподает на вечерних общеобразовательных курсах Хамовнического района, работает сначала врачом в терапевтической клинике МГУ, затем ассистентом на университетской кафедре, а позднее заведующим амбулаторией на одной из московских фабрик.
С 1928 года он был аспирантом, научным и потом старшим научным сотрудником Биохимического института им. А.Н. Баха, а в 1933-1935 годах руководил токсикологическим отделом того же института; кроме того, в 1934 году назначен заместителем директора этого института.
В 1935 году Майрановский перешел во Всесоюзный институт экспериментальной медицины (ВИЭМ), где по 1937 год заведовал секретной токсикологической спецлабораторией засекреченном Отделе фармакологии

С лета 1937 г. Г.Майрановский в 12-м отделе ГУГБ НКВД СССР.
В 1938-1940 годах он был старшим научным сотрудником отдела патологии терапии 0В (отравляющих веществ). С 1940 года до момента ареста (13 декабря 1951 года) Майрановский целиком отдавал себя работе в «лаборатории смерти».
Задачу перед ним руководство НКВД поставило четкую: создать яды, которые бы “маскировали” свое гибельное действие под естественные причины смерти или болезни человека. За время существования этого секретного объекта у него было несколько “имен” — “Лаборатория №12”, “Лаборатория Х”, “Камера”.
Для проведения экспериментов Г. Майрановскому выделили большую комнату в угловом доме по Варсонофьевскому переулку. В помещении было отгорожено пять отсеков, двери которых, снабженные смотровыми глазками, выходили в просторный “приемный покой”. Перед этими дверьми во время отработки очередной серии опытов постоянно дежурил кто-нибудь из сотрудников, контролируя “процесс".

Еще в 1926-м по распоряжению наркома Менжинского в ОГПУ начала действовать лаборатория по использованию ядов и наркотиков. Она была включена в состав секретной группы Якова Серебрянского, которая занималась проведением террористических акций за границей. 12 лет спустя, с приходом нового наркома Лаврентия Берии, решено было модернизировать это “научное подразделение”. В наркомате создали две новые лаборатории. Бактериологическую, возглавил профессор С.Муромцев, другую Г.Майрановский, назначенный начальником 7-го отделения 2-го спецотдела НКВД. Спецотдел подчинялся непосредственно наркому Л.Берии и его заместителю В.Меркулову.
«Лаборатория смерти» просуществовала до 1946 года, когда была включена в состав Отдела оперативной техники (ООТ) и стала Лабораторией № 1 ООТ при новом министре госбезопасности В.Абакумове*.

Первые опыты в “лаборатории смерти” Майрановский проводил с производными соединениями иприта. Такой яд казался очень удобным: безвкусный, действует наверняка. Однако был и существенный минус: проводимый после вскрытия умершего химический анализ позволял остановить его наличие в организме. Тогда Майрановский стал экспериментировать с дигитоксином, колхицином, таллием, рицином, варьируя концентрацию этих веществ и способы их введения в организм человека.

Каждый вариант опробовался на 10 “подопытных”. Для всех испытуемых устанавливался определенный период наблюдения за действием яда: от 10 до 14 дней. Если за это время смерти не наступало, несчастного “объекта” “списывали в расход”.

После долгих опытов удалось создать яд, идеально подходящий для работы чекистских агентов. Этому препарату присвоили обозначение К-2. После его приема человек “как бы становился меньше ростом, слабел, становился все тише и через 15 минут умирал”. Ради пущей надежности для К-2 устроили “независимую экспертизу”: труп одного из отравленных был привезен в морг института им. Склифосовского, и там патологоанатомы произвели обычное вскрытие. Диагноз ничего не подозревающих врачей был однозначный: человек умер от острой сердечной недостаточности.
В лаборатории отрабатывали и различные способы введения ядов в организм жертвы. Их подмешивали в пищу, в воду, делали инъекции, брызгали на кожу…

В 1940 г. Майрановский защитил в Институте экспериментальной медицины докторскую диссертацию на тему: «Биологическое действие продуктов при взаимодействии иприта с кожей». ВАК при Комитете по делам высшей школы отклонил решение ученого совета института, требуя доработки диссертации. Однако во время войны в 1943 г. по представлению наркома НКГБ Меркулова было возбуждено ходатайство о присвоении Майрановскому степени доктора медицинских наук и звания профессора по совокупности работ без защиты диссертации. В своем ходатайстве Меркулов указывал, что «за время работы в НКВД тов. Майрановский выполнил 10 секретных работ, имеющих "важное оперативное значение».

Трудно определить общее количество жертв экспериментов, проводившихся в лаборатории Майрановского. Судя по некоторым данным, это число достигало 250 человек. Среди тех, кто расстался с жизнью в пресловутой “Камере”, были не только наши зэки, получившие “вышку”. Здесь нашли смерть и германские, и японские военнопленные, поляки, корейцы, китайцы, обвиненные в “шпионаже”. В конце 1945-го для проведения опытов привезли трех немцев- политэмигрантов, бежавших в свое время в Россию от нацистов и получивших здесь вместо спасения смертельную инъекцию.

В послевоенные годы “доктора Смерть”, “набившего руку” на лабораторных экспериментах, решили использовать в осуществлении операций по ликвидации. Его руководителями в этом деле стали признанные специалисты из госбезопасности Павел Судоплатов и Наум Эйтингон. Сам Майрановский такими подвигами гордился до последних дней жизни:
“Моей рукой был уничтожен не один десяток заклятых врагов Советской власти, в том числе и националистов всяческого рода. Об этом известно генерал-лейтенанту П.А.Судоплатову”.

Историк Никита Петров, занимавшийся изучением “боевых операций” чекистов:

“В июне 1946 года с санкции Сталина в Ульяновске Судоплатов и его сотрудники убили польского гражданина инженера Самета. Его захватили, вывезли за город, Майрановский сделал ему смертельную инъекцию, после чего была имитирована случайная смерть… В сентябре в поезде был также смертельной инъекцией убит украинский националист Шумский. В купе к этому парализованному инвалиду для проведения “боевой операции” входили Судоплатов и Майрановский…”
В том же, 1946 году от укола шприцем, наполненным ядом, погиб коммунист из США Оггинс, работавший в 1930-е агентом НКВД на Дальнем Востоке и позднее арестованный в Москве за “шпионаж”. Американцы добивались его возвращения из советских застенков на родину, но руководители МГБ очень не хотели, чтобы Оггинс оказался в Штатах. Ядовитый укол, который сделал американцу “доктор Смерть” в тюремной больнице, разом решил все проблемы. А вот в другом случае Майрановский был “только” посредником: предоставил исполнителям дозу разработанной им отравы. Этим ядом был убит архиепископ украинской униатской церкви Ромжа.

Дьявольская работа, которой занимались сотрудники “лаборатории Х”, не могла не сказываться на их состоянии. Выдержать такой “конвейер смерти” не могли даже самые закаленные “спецы”. Сотрудник госбезопасности М.Филимонов, участвовавший в испытаниях отравленных пуль, ушел в безнадежный запой уже после 10 “экспериментов”. Еще двое его коллег получили серьезные психические расстройства. Сотрудники спецлаборатории Щеголев и Щеглов покончили жизнь самоубийством.
Но сам Майрановский, казалось, был совершенно не подвержен каким-либо “сантиментам”. Судьба-мстительница приготовила Григорию Моисеевичу иной удар.

13 декабря 1951-го он был неожиданно арестован “органами”, — обвинения звучали весьма неожиданно: “должностная халатность” и “незаконное хранение сильнодействующих веществ”.

Причем “халатность” Майрановского состояла в том, что при выполнении нескольких “спецакций” его яды не сработали, и операции чекистов оказались провалены. Следователи МГБ работали больше года, наконец, зимой 1953 года состоялся суд. Решением Особого совещания при министре госбезопасности от 14 февраля 1953 года “доктор Смерть” получил 10 лет тюрьмы.

Но надобность в его знаниях и опыте не исчезла. Даже находясь в заключении, Майрановский продолжал консультировать “органы”: для этого несколько раз его вывозили из Владимирской спецтюрьмы №2 в Москву. Неугомонный отравитель пытался добиться освобождения, аргументируя это необходимостью совершенствования работы с ядами в СССР.

“У меня есть предложения по использованию некоторых новых веществ как из ряда снотворного, так и смертельного действия. Техника применения наших средств в пищевых продуктах и напитках устарела, и необходимо искать новые пути воздействия через вдыхаемый воздух…” (Из письма на имя Л.Берии.) Это послание оказалось очень кстати для тех, кто устроил “свержение” Л.Берии. Показания Майрановского были в числе самых веских аргументов, определивших смертные приговоры Берии и его помощникам.

Самому Г. Майрановскому добиться пересмотра дела так и не удалось. Он отсидел свою “десятку” полностью и был выпущен на свободу лишь в декабре 1961-го. Попробовал хлопотать о реабилитации, но результат оказался прямо противоположным: Майрановского сначала еще раз арестовали, а после освобождения в конце 1962 года он получил предписание в 24 часа уехать из Москвы.
Бывшему профессору и полковнику “подсказали” место его будущей работы: заштатная биохимическая лаборатория в Махачкале.
Но заведовать этим учреждением ему суждено было недолго. В 1964 году “доктор Смерть” скоропостижно скончался… от острой сердечной недостаточности.

В 1989 году сыновья Майрановского попытались вновь подать прошение о посмертной реабилитации их отца. В своем ответе на это прошение старший помощник Генерального прокурора СССР В.И. Илюхин писал: «Его [Майрановского] вина в совершении преступлений материалами уголовного дела доказана. Оснований к пересмотру дела и реабилитации Майрановского Г.М. не имеется».




http://www.baku.ru/enc-show.php?cmm_id=276&id=140387&c=1752






Отравители из НКВД

Никита Петров, "Мемориал": "Одной из наиболее мрачных страниц в деле Берии стала история возникновения и деятельности спецлаборатории, в которой ставились смертельные опыты на людях. Об этом постеснялись писать в кратком газетном отчете о суде над Берией, опубликованном 24 декабря 1953 года. В приговоре, тем не менее, говорилось: "Установлены также другие бесчеловечные преступления подсудимых Берия, Меркулова, Кобулова, заключающиеся в производстве опытов по испытанию ядов на осужденных к высшей мере уголовного наказания и опытах по применению наркотических веществ при допросах". Что скрывалось за этой фразой и каковы были размах и организационные формы этой деятельности?"

В ходе следствия по делу Берии в 1953-м это стало одним из "ударных" эпизодов, хотя подобрались к нему не сразу. Посаженный еще при Сталине в ходе разоблачения т. н. сионистского заговора в МГБ полковник медицинской службы Григорий Майрановский (приговорен ОСО МГБ 14 февраля 1953-го к 10 годам) сам обратил на себя внимание прокуратуры.

Весной 1953-го в надежде выйти на свободу он неоднократно обращался к новому министру внутренних дел Берии и в письмах открыто писал о своей "особой работе" в спецлаборатории и упирал на свои заслуги.

В первом, из Владимирской тюрьмы 21 апреля 1953-го, он писал: "Моей рукой был уничтожен не один десяток заклятых врагов Советской власти, в том числе националистов всяческого рода (и еврейских) – об этом известно генерал-лейтенанту П.А.Судоплатову" — и заверял Берию: готов выполнить "все Ваши задания на благо нашей могучей Родины".

После ареста Берии эти письма попали в руки следствия, и ниточка стала раскручиваться. 18 августа 1953-го дело Майрановского было передано в прокуратуру.

На допросе 27 августа 1953-го Майрановский подробно рассказал, как в конце 1938-го или начале 1939-го обратился к Берии с просьбой разрешить ему проводить опыты над людьми и в результате: "Берия одобрил мое предложение. Мне было поручено провести эти исследования над осужденными".

Теперь настала очередь допросить главного обвиняемого. На прямой вопрос об испытании ядов на приговоренных к расстрелу 28 августа 1953-го Берия ответил: "Не помню".

Но после зачтения ему показаний Майрановского понял, что отпираться бессмысленно: "Я признаю, что то, о чем свидетельствует Майрановский, является страшным, кровавым преступлением. Я давал задание Майрановскому о производстве опытов над осужденными к ВМН, но это не являлось моей идеей".

Тут же Берию спросили, был ли его заместитель Всеволод Меркулов посвящен в тайну деятельности спецлаборатории. Берия ответил – "безусловно", уточнив, что тот "больше занимался этим".

Еще немного подумав, Берия решил, что недостаточно внятно объяснил свою подчиненную роль в этом деле: "Хочу дополнить, что указания об организации спецлаборатории мною было получено от И.В. Сталина и в соответствии с этими указаниями производились опыты, о которых речь шла выше".

К этому времени Меркулов, занимавший должность министра госконтроля СССР, еще не был арестован. Но следствие имело на него виды как на ближайшего сподвижника Берии и пока допрашивало в качестве свидетеля.

К удивлению прокурорских следователей, Меркулов на допросе 29 августа 1953-го не только не отрицал наличия в НКВД такой лаборатории, но и взялся теоретически обосновывать ее необходимость.

На вопрос, не считает ли он, что эти опыты – преступление против человечности, Меркулов изрек: "Я этого не считаю, так как конечной целью опытов была борьба с врагами советского государства. НКВД – это такой орган, который мог применять подобные опыты над осужденными врагами Советской власти и в интересах советского государства. Как работник НКВД, я выполнял эти задания, но, как человек, считал подобного рода опыты нежелательными".

Так в лице Меркулова государство победило человека.

Подобными откровениями свидетель Меркулов проторил себе прямую дорогу в обвиняемые. Генеральный прокурор Руденко 1 сентября 1953-го направил Маленкову справку о Меркулове с просьбой санкционировать его арест как одного из "соратников Берии", руководившего деятельностью секретной лаборатории, где проводились опыты над людьми.

Между тем Берия по ходу дела пытался всячески умалить свою роль в организации и функционировании "лаборатории Икс".

На допросе 31 августа заявил: "Майрановского я видел всего два или три раза. Он мне докладывал о работе лаборатории и об опытах над живыми людьми", а санкции на проведение конкретных экспериментов давал Меркулов".

Более того, Берия пояснил, что вскоре после своего назначения наркомом он "интересовался этими ядами в связи с наметившейся акцией в отношении Гитлера".

На вопрос, "как вы оцениваете опыты над живыми людьми, тайные похищения и убийства людей", Берия ответил: "Это недопустимые явления и кровавые преступления".

Меркулов, будучи арестованным, на допросе 28 сентября признал, что лично дал разрешение Майрановскому на применение ядов к 30–40 осужденным, пояснив, что никто, кроме него и Берии, не мог давать такое разрешение.

Он вновь повторил, что не считает это незаконным, так как речь шла о приговоренных к высшей мере и имелась санкция Берии.

Правда, оговорился: "Я, в частности, не предполагал, что эти опыты носят мучительный характер. Я полагал даже, что процедура незаметного отравления осужденного менее мучительна, чем процедура расстрела. Конечно, я обязан был интересоваться деталями проведения опытов и создать в них должные рамки или даже прекратить их вовсе".

Майрановский на допросах 6 и 7 августа 1953-го подробно рассказал, какие яды он испытывал на заключенных.

В списке полтора десятка наименований, от неорганических соединений мышьяка и таллия, цианистых калия и натрия до сложных органических веществ: колхицина, дигитоксина, аконитина, стрихнина и природного яда – кураре.

Причем параллельно шли испытания этих же ядов и на животных, и результаты Майрановский опубликовал в 1945-м. Понятно, что об испытаниях на людях он в публикациях умалчивал.

Как увлеченный естествоиспытатель Майрановский не мог не поделиться со следователем "своими открытиями" и впечатлениями.

Он подробно рассказывал о картине отравления тем или иным ядом. Например, о том, что наиболее мучительной была смерть от аконитина, которым он отравил десять человек: "Должен сказать, что мне самому становится жутко, когда я вспоминаю все это".

Помимо Майрановского, занятого токсикологическими исследованиями, в опытах на людях принимали участие старший химик спецлаборатории Александр Григорович и бактериолог Сергей Муромцев, испытывавший на заключенных ботулинический токсин.

Допуск в лабораторию имели: Судоплатов, Эйтингон, Филимонов и начальник лаборатории Аркадий Осинкин.

Как пояснил на следствии Майрановский, помимо руководителей НКВД об опытах на людях знали и подчиненные коменданту Лубянки Блохину сотрудники комендатуры: братья Василий и Иван Шигалевы, Демьян Семенихин, Иван Фельдман, Иван Антонов, Василий Бодунов, Александр Дмитриев, которые обычно производили расстрелы, а в случае передачи приговоренных в лабораторию Майрановского были избавлены от необходимости выполнять свои палаческие обязанности.

Трудно сказать, были ли они рады этому обстоятельству, не видели ли в Майрановском конкурента, способного "отобрать работу" – заменит пробиркой с ядом их натруженные и мозолистые от рукояток пистолетов руки. И что тогда – увольняться?

Подробно об истории создания лаборатории рассказал комендант Василий Блохин на допросе 19 сентября 1953-го.

Берия вскоре после назначения наркомом внутренних дел вызвал его и сказал, что нужно подготовить помещение для производства опытов над заключенными, приговоренными к расстрелу. Блохин датирует этот разговор 1938 годом.

Сначала Берия выяснил, нельзя ли использовать для этого помещение в доме № 2 (в главном здании НКВД на Лубянке). Блохин ответил, что такую работу в доме № 2 проводить нельзя и есть возможность оборудовать помещение в другом доме (как явствует из показаний Майрановского, это было здание НКВД в Варсанофьевском переулке).

Блохин набросал план и передал Мамулову. Из помещения 1-го этажа было сделано 5 камер и при них приемная.

Майрановский вводил яд заключенным через пищу, путем уколов тростью или шприцем, а также проводил опыты с беззвучным оружием.

Блохин рассказал: "При умерщвлении доставленных арестованных путем введения различных ядов присутствовал я, а чаще дежурные, но во всех случаях, когда умерщвление уже было произведено, я приходил в помещение Майрановского для того, чтобы закончить всю операцию. Из управления Судоплатова – чаще других в помещении Майрановского бывал Эйтингон, несколько реже бывал Судоплатов. Во всех случаях умерщвления бывали представители отдела "А" Подобедов, Герцовский, Воробьев".

Задания спецотделу, а с 1943-го – отделу "А" подобрать приговоренных для передачи их в лабораторию давали Берия и его заместители Меркулов и Кобулов. Арестованных, подлежащих доставке к Майрановскому, доставляли и размещали по камерам, обязательно с участием работников отдела "А".

"После умерщвления арестованных также обязательно присутствовал представитель отдела "А", который на обороте предписания составлял акт о приведении приговора в исполнение, который подшивался работником отдела "А", а также мною и иногда представителем управления Судоплатова. Эти акты хранятся в отделе "А"..."

Блохин пояснил, что умерщвление таким способом приговоренных шло с конца 1938 по 1947 год. Больше всего в 1939 – 1940 гг. - около 40 человек.

С началом войны это прекратилось, и с 1943-го, когда опыты на людях возобновились, – около 30 человек.

Блохин вел тетрадку, куда по собственному почину заносил фамилии подопытных, но в 1941-м сжег ее, потом возобновил записи в 1943-м и, уходя на пенсию в 1953-м, передал тетрадку своему заместителю Яковлеву, а тот с согласия Блохина ее сжег.

В декабре 1953-го Берия и его ближайшие соратники были осуждены и расстреляны.

Но расследование прокуратурой истории спецлаборатории продолжалось. Вот что рассказал о своем участии в деятельности спецлаборатории и опытах на людях 4 марта 1954-го на допросе в прокуратуре Муромцев. В 1942-м его вызвал Судоплатов и в присутствии Филимонова предложил участвовать в дежурствах в спецлаборатории. В обязанности входило наблюдение и запись результатов наблюдений.

"Лично я, – сказал Муромцев, — участия во введении ядов не принимал". Согласно показаниям Муромцева, почти ежедневно в "Лаборатории Икс" бывал Филимонов, "один раз при мне был Судоплатов (приходил вместе с Филимоновым) – осмотрел обстановку, прошел по коридорчику, посидел несколько минут в приемной, задал несколько вопросов Майрановскому и ушел".

Как рассказал Муромцев, он дежурил в спецлаборатории недолго – 2–3 месяца, потом отказался, так как не был "в состоянии переносить эту обстановку": непрерывное пьянство Майрановского, Григоровича, Филимонова вместе с работниками спецгруппы.

"Кроме того, сам Майрановский поражал своим зверским, садистским отношением к заключенным". Некоторые препараты вызывали у заключенных тяжелые мучения.

У Муромцева стали портиться отношения с женой (ей не нравилось, что он не ночует дома). Муромцев поговорил с Блохиным, тот доложил Судоплатову, и его не стали больше брать на дежурства. Как пояснил Муромцев, "с Филимоновым я не стал говорить, так как он к тому времени спился".

За время дежурств Муромцева были проведены опыты над примерно 15 осужденными. На вопрос, испытывал ли Муромцев свои препараты, он ответил: "Однажды мне Филимонов сказал, что по предложению Судоплатова я должен проверить действие токсина бутулинуса (так в тексте, речь идет о ботулиническом токсине. – Н. П.) в спецлаборатории, куда я был ими введен для дежурств у Майрановского".

Опыт Муромцев провел вместе с Майрановским, токсин был дан вместе с пищей. "Таких опытов было три, кажется, со смертельным исходом. Смерть наступила в течение 48 часов". Во всех случаях наблюдались слабые желудочные боли, тошнота и паралич. Результаты опытов по ботулиническому токсину Филимонов докладывал Судоплатову.

Еще Муромцев вспомнил, как один раз по распоряжению Судоплатова, переданному через Филимонова, он выдал во время войны Майрановскому одну дозу ботулинического токсина для применения, как ему сказал Филимонов, за кордоном, в Париже.

Потом Муромцева вызвал Судоплатов и в присутствии Филимонова ругал за то, что препарат оказался не действующим.

Муромцев пояснил, что не знал о том, кто эти люди, доставлявшиеся для опытов, а знал лишь, что они приговорены к ВМН. И добавил: "Вообще, я считаю, эти исследования с общечеловеческой точки зрения недопустимыми. Нам говорили, что все эти яды должны идти на операции за кордон. Говорили Филимонов и Судоплатов".

Майрановского на допросе 13 марта 1954-го спросили, почему он скрыл, что исследование ядов вел в конце 1938-го еще во внутренней тюрьме.

Майрановский признал, что исследования начал в комнате, находящейся в доме в Варсанофьевском переулке, но один раз, когда нужно было проверить какое-то средство, чтобы дать его руководству, производил опыты во внутренней тюрьме НКВД.

Григорович стал помогать в дежурствах, когда опыты проводились еще в одной комнате в Варсанофьевском переулке, помогал и В.Д.Щеголев (он в апреле 1940-го в ходе экспериментов отравился и покончил с собой).

Был задан вопрос об опытах с отравленными пулями, и Майрановский рассказал, что опыты им проводились при Филимонове. Участовали сам Майрановский, Григорович, Филимонов и спецгруппа Блохина.

Это были облегченные пули, внутри которых был аконитин: "Начали эти опыты в верхней камере в Варсанофьевском переулке, но тогда, когда уже в шести нижних проводились исследования ядов".

Майрановский: "В Варсанофьевском переулке, в верхней камере мы проделали опыты, кажется, на трех человеках. Потом эти опыты проводились в подвале, где приводились приговоры в исполнение, в том же здании Варсанофьевского переулка. Здесь примерно было проведено опытов над десятью осужденными".

Производились выстрелы в "неубойные" места разрывными пулями. Смерть наступала в промежуток от 15 минут до часа, в зависимости от того, куда попала пуля. Стреляли в "подопытных" Филимонов или кто-либо из спецгруппы.

"Мне кажется, – добавил Майрановский, – Григорович не стрелял, сам я тоже ни разу не стрелял… все случаи при применении отравленных пуль кончались смертью, хотя я вспоминаю один случай, когда подопытного достреливали работники спецгруппы". И был случай, когда пуля остановилась у кости, и подопытный ее вытащил. При опытах с отравленными пулями в подвале присутствовали Майрановский, Филимонов, Григорович, Блохин и его работники из спецгруппы.

Еще Майрановский вспомнил об опытах с отравленной ядом подушкой, что вызывало сон, и о том, как давали большие дозы снотворного, что вызывало смерть.

Ряд преступных эпизодов так и не был расследован.

Майрановский на допросе 27 августа 1953-го рассказал, что участвовал в операциях по устранению людей в ходе тайных встреч на конспиративных квартирах.

Задания он получал через Судоплатова. Обсуждение предстоящих акций проходило у Берии или Меркулова, и во всех случаях в обсуждении участвовал Судоплатов (иногда Эйтингон и Филимонов).

Как пояснил Майрановский, "мне никогда не говорилось, за что то или иное лицо должно быть умерщвлено, и даже не назывались фамилии".

Майрановскому организовывали встречу с потенциальной жертвой на конспиративной квартире, и во время еды, выпивки, как он пояснил, "мною подмешивались яды", а иногда предварительно "одурманенное лицо" убивал посредством инъекции.

Как сообщил Майрановский, "это несколько десятков человек".

Дал показания о спецлаборатории и Судоплатов. На допросе 1 сентября 1953-го он рассказал, что в курс дела о "Лаборатории Икс" и опытах его ввел начальник 4-го спецотдела НКВД Филимонов, когда его отдел вошел в управление, руководимое Судоплатовым.

Работу в "особой лаборатории" проводили Филимонов, Майрановский и Муромцев и отчитывались о ней перед Меркуловым и Берией. Согласно сохранившимся протоколам испытаний, работа началась в 1937 или 1938 годах. Всего сохранилось 150 протоколов.

По свидетельству Судоплатова, Абакумов в 1946-м отдал распоряжение ликвидировать лабораторию, а протоколы испытаний – хранить у себя. И Судоплатов хранил эти документы вплоть до своего ареста в августе 1953-го.

После ареста Судоплатова протоколы находились в Генеральной прокуратуре.

В 1954-м папка с названием "Материалы лаборатории Х" была передана из Генеральной прокуратуры на постоянное хранение в КГБ.

Ее содержание нынешняя ФСБ хранит в тайне, хотя это противоречит ст. 7 "Закона о государственной тайне", запрещающей засекречивать сведения о репрессиях и преступлениях против правосудия.

Интересно, как долго ФСБ намерена хранить в тайне имена жертв преступных экспериментов сталинских чекистов?

Источник: "Новая газета"



http://www.hro.org/node/8308



Что такое «рязанский эксперимент»?

Originally posted by grzegorz at Что такое «рязанский эксперимент»?
«Рязанский эксперимент», который также называют «рязанское чудо» или «рязанская панама», – это производственная афера в сельском хозяйстве Советского Союза конца 1950 – х годов. Она стала следствием провозглашённой Н.С. Хрущёвым экономической гонки с США. Стремясь перевыполнить план поставок мяса, партийное руководство Рязанской области, подстёгиваемое центральными властями, поставило сельское хозяйство региона, являвшегося одним из лидеров в производстве животноводческой продукции, на грань катастрофы. Несмотря на значимость этих событий, «рязанский эксперимент» не так широко известен как другие хрущёвские экономические проекты – «кукурузная эпопея» и освоение целины.
Collapse )

АРМЕЙСКИЕ БУДНИ

Originally posted by antisovetsky at Беспредел в Советской Армии: дедовщина, дезертирство, хищения и преступность.

Каждый служивший в Советской армии без труда припомнит немало историй о воинских преступлениях, совершавшихся в его времена. Практически во всех частях происходили хищения, как говорилось в официальных документах, воинского имущества — продуктов, бензина и вообще всего, что имело хоть какую-то ценность. Случались и разного рода происшествия со стрельбой — чаще всего из-за неосторожного обращения с оружием. Однако иногда солдаты, устав от службы или по какой-либо другой причине, решали отправиться домой. Ну а поскольку все знали, что дезертирство наказуемо и каждого беглеца постараются найти, солдаты нередко прихватывали с собой оружие, чтобы отбиваться от преследователей.



Подобный случай описан в докладе МВД СССР, направленном в Совет министров СССР 19 марта 1958 года:


"Министерство внутренних дел СССР докладывает, что 17 марта с. г. из воинской части N61645 Уральского военного округа, дислоцируемой в Верхне-Муллинском районе Пермской области, дезертировали сержант Степанский Г. Е., 1937 года рождения, и ефрейтор Васьков А. К.,1936 года рождения, оба члены ВЛКСМ, призванные в армию в 1956 году, которыми из воинской части были похищены 4 пистолета системы Макарова, 2 пистолета "ТТ" и более 400 штук патронов к ним.

Collapse )

История из прошлого

Originally posted by navigator011 at Изучаем мир, тренды в нем и ловушки куда можем попасть. (Сладкая ловушка)
Планирую в дальнейшем сделать более структурированной информацию в своем ЖЖ и для этих целей буду использовать более понятную систему тегов (ссылок). Есть ссылки, или теги, которые интуитивно понятны и эмоционально емкие.
Один из таких тегов (метка) у меня будет "сладкая ловушка".
В посте "Есть ли компромат на Трампа?" мы уже видели, как КГБ загоняло в ловушку ВСЕХ иностранцев мужчин.
Я выделил "ВСЕХ". Именно ВСЕХ, кого заносила судьба в СССР.
Вы спросите, а зачем всех?
А для того, чтобы потом их вести по жизни и делать на некоторых из них ставки.
Это работа селекционера, который исследует поголовье и оценивает как можно задействовать в какие то схемы, ту или иную попавшую в сладкий капкан зверушку.
Среди поголовья есть конечно бесполезные экземпляры, но есть и перспективные.
Мы эту тему еще будем изучать а сейчас я хочу дать очень интересный материал как работали при помощи сладкой наживки уже с женщинами и мы с вами в дальнейшем будем изучать как подмяли под себя империю Онасиса при помощи сладкого члена наживки с его дочкой (Кристина).
А сейчас немного о перезрелой гражданке США Аннабелль Бюкар

ofeliyadd.livejournal.com
<В 1949 году была такая нашумевшая история, тогда гражданка США Аннабелль Бюкар приняла гражданство СССР. Бюкар была сотрудницей Госдепа, работала в Управлении стратегических служб посольства США в Москве. Это был скандал. На самом деле это гэбня снимала свое кино. Тогда московский театр оперетты - это был чуть ли не филиал КГБ. Чекисты туда пристраивали не особо одаренных артистов, которые хотели остаться в Москве, но в "Большой" их бы никогда не взяли. Конечно же не все там были продвинутыми бл*дями, но любителей поработать на гэбню за квартирку хватало. Аннабелль разрабатывал лично генерал-лейтенант Райхман, великий чекист-комбинатор, еще с 1948 года. Ей уже в то время было 33 года, генерал решил девушкой заняться. Для этого задействовал актера из оперетты, ловеласа Константина Лапшина, которого ей подсунули на приеме в "Метрополе". Лапшину дали задание уложить американку в постель, и было желательно, чтобы она забеременела. Collapse )

Путинская власть поклоняется Ленину

Оригинал взят у nevnik69 в Путинская власть поклоняется Ленину
Originally posted by mein_gott_inri at Путинская власть поклоняется Ленину
Оригинал взят у nngan в Путинская власть поклоняется Ленину
Originally posted by nngan at Путинская власть поклоняется Ленину
.
Что Путин насаждает культ Сталина, никакой новостью не является. Однако теперь он — устами своего министра культуры — официально высказался и в пользу культа Ленина. В рамках подготовки к столетию большевицкой революции, министр культуры РФ Владимир Мединский 20 мая 2015 года заявил:

"Что касается памятников Владимиру Ильичу Ленину, то они, несомненно, являются частью нашей исторической идентичности, и министерство культуры сделает всё, от него зависящее, чтобы сохранить их".

Напомним перед кем преклоняется чекистское путинское правительство.
.Collapse )


Иранский диссидент: Исламскую революцию в Иране организовали агенты КГБ

Оригинал взят у rudy_ogon в Иранский диссидент: Исламскую революцию в Иране организовали агенты КГБ
Оригинал взят у grimnir74 в Иранский диссидент: Исламскую революцию в Иране организовали агенты КГБ



Иранский диссидент Амир Аббас Фахравар издал книгу на фарси под названием "Товарищ аятолла". Книга посвящена роли СССР и КГБ в свержении иранской монархии и установлении Исламской республики.

В беседе с телеканалом "Аль-Арабия" Фахравар отметил, что СССР и КГБ играли очень большую роль в событиях, приведших к падению шаха и установлению исламистского режима. Москва, по его версии, хотела использовать радикальные антиамериканские настроения шиитского духовенства в своих целях. Он называет действующего верховного лидера Исламской республики аятоллу Али Хаменеи советским агентов.

По словам Фахравара, агенты КГБ приложили руку к устранению многих лидеров, выдвинувшихся на первый план во время революции, начиная с первого президента Ирана Аболхасана Банисадра, вынужденного бежать из страны, и второго президента Мохаммеда-Али Раджаи, убитого вместе с премьер-министром Мохаммедом-Джавадом Бахонаром, и заканчивая популярными лидерами исламистов.

Судьба испанских детей

Оригинал взят у st_zajac в Судьба испанских "детей войны" в СССР.
Оригинал взят у st_zajac в Судьба испанских "детей войны" в СССР.
По мере того, как осложнялась обстановка после начала Гражданской войны, из Испании начали вывозить детей, прежде всего по гуманитарным соображениям. Организацией всего занимались Национальный Совет по эвакуации детей ("Consejo Nacional de la Infancia Evacuada") и Международный Красный Крест. В Европе проходили специальные кампании "Помогите!". Тотчас же откликнулись: Франция приняла 20 000 детей, Бельгия- 5000, Великобритания – 4000, Швейцария – 800, Мексика – 455 и Дания – 100. В СССР за 2 года (1937-38) было организовано 4 отправки. По данным Международного Красного Креста в общей сложности в СССР было отправлено 2895 детей и подростков в возрасте от 3 до 14 лет - 1676 мальчиков и 1197 девочек. Большинство – из бедных рабочих семей северных провинций: Страны Басков, Астуриас и Кантабрии. Эти зоны оказались сразу отрезанными от Республики в результате быстрого наступления франкистов. Дети прибывали в СССР на кораблях - из портов Валенсии, Бильбао, Гихона и Барселоны. Всего два года — с 1937 по 1939 годы — из Испании эмигрировало более 34 тысяч детей в возрасте от 3 до 15 лет. Большинство из них вскоре вернулось на родину, но на чужбине надолго задержались те из них, кто эмигрировал в Мексику и особенно в Советский Союз. Но если испанским иммигрантам в Мексике было легче, хотя бы потому, что языковая среда была той же, что и на родине, то оказавшимся в СССР пришлось многое пережить, прежде чем они смогли адаптироваться к советским реалиям.

Приезд маленьких испанцев в СССР в конце 30-х годов был ярким пропагандисткам шагом советского правительства. Испанская тема в те годы была необычайно популярна. Центральные газеты регулярно освещали военную хронику Гражданской войны на Пиренеях, поэтому приезд детей вызвал небывалый интерес в советском обществе. Наибольший ажиотаж в СССР вызвала вторая экспедиция испанских детей, которая широко освещалась в советской прессе. 22 июня французский теплоход «Сантай» доставил еще 1505 детей из Страны Басков. Корреспонденты газет пытались описать происходящее как можно в более ярких красках. Вот как описывает газета «Правда» прибытие парохода «Сантай» в Кронштадт: "Во всю длину огромного парохода – от носовой его части до кормы – виднелись детские головки. Дети размахивали ручонками, поднимали сжатые кулачки. Красные флажки мелькали в их руках."

Если в большинстве стран, приютивших у себя малолетних испанских эмигрантов, дети в основном распределялись по семьям, то в Советском Союзе были созданы специальные детские дома-интернаты, в которых дети жили и учились. При них были как испанские, так и советские воспитатели, преподаватели и врачи. Курировал деятельность детских домов созданный при Наркомпросе специальный «Отдел детских домов специального назначения».

К концу 1938 года в СССР насчитывалось 18 детских домов для испанских детей: 11 из них располагались в европейской части России (в том числе в Москве, Ленинграде , Обнинске), 5 – на Украине (в том числе - в Одессе, Киеве, Евпатории). Период до ВОВ был самым светлым периодом в их жизни: так, по крайней мере, утверждает большинство в своих воспоминаниях и письмах домой. Многие из этих писем не дошли - на их пути было 2 крутых цензора - сталинский режим и франкисткие войска. Численность взрослых испанцев, добровольно направившихся в СССР с детьми в 1937-38 годах, составила 110 человек: 78 -воспитателей, 32 - вспомогательный персонал. Когда республиканские власти кинули клич, желающих было гораздо больше. Реквизиты для сопровождения были не сложными: инвалиды войны, экс-военные республиканцы, отцы, вдовы, дети погибших антифашистов. Никто тогда не мог предположить - ни взрослые, ни тем более дети, что для многих из них пребывание в СССР продлится не месяцы, а долгие годы, может быть, всю жизнь.

PntiGBXCCyo.jpg

После разгрома республики условия их жизни резко изменились. В 1939 году испанские учителя были обвинены в «троцкизме» и, по свидетельству Эль Кампесино, 60% из них были арестованы и помещены на Лубянку, в то время как других послали работать на заводы. Одну молодую учительницу пытали около двадцати месяцев и потом расстреляли. Детей постигла незавидная участь — колониями стали управлять советские начальники. В 1941 году часть детей болела туберкулезом и до 15% умерли до массовой эвакуации в июне 1941 года.

В октябре 1942 года немцы захватили в плен в одной из деревень Саратовской области 11 испанских "детей войны" и передали их Голубой Дивизии. Те переправили их в Испанию. Это были первые вернувшиеся на родину.

С началом ВОВ , испанских детей надо было срочно эвакуировать . Особенно тяжело пришлось детскому дому в Ленинграде. Маленькие испанцы пережили первую суровую блокадную зиму с 41-го по 42-й. Как только начал действовать ледовый путь по Ладоге, 300 детишек были эвакуированы. Дети очутились на Урале, в Центральной Сибири и Средней Азии, в частности в Коканде. Часто их распределяли в неотапливаемые помещения, а для испанцев, как детей, так и сопровождающих взрослых, привыкших к совсем другому климату, русский холод был крайне мучителен. Возникали проблемы с продовольствием. Тиф, голод, туберкулез, холод уносил жизни испанских детей в той же пропорции, что и их русских, украинских, белорусских сверстников. Часто испанские дети, чтобы выжить, организовывали воровские шайки, девочки занимались проституцией. Некоторые кончали жизнь самоубийством.

"Второй исход"- сама эвакуация и затем борьба за выживание стала для испанцев концом "привилегированной жизни". Теперь их жизнь ничем не отличались от жизни миллионов советских детей и подростков, на чью долю выпала Вторая Мировая. И уже далеко не все взрослые воспитатели – испанцы были рядом. Некоторые из них, как скажем, врач Хуан Ботэ Гарсия, очутились в спецлагерях Гулага. Хуан Ботэ Гарсия за то, что осмелился проводить свою "методу" воспитания: «Поменьше марксизма, побольше математики» .

130 подросших, уже не детей, записались в Красную Армию и защищали Москву, Ленинград и Сталинград. Другая подросшая поросль встала на приступочку к станкам на оружейных предприятиях, пошла работать в колхозы. Наравне со всеми.
Закончилась Вторая мировая. К 1947-му году из эвакуации вернулись практически все выжившие - около 2000 испанских подростков, юношей и девушек. Ни Сталин, ни верхушка Коммунистической партии Испании в эмиграции в СССР во главе с Долорес Ибаррури, не имели ни малейшего намерения способствовать возвращению испанских детей домой, к Франко. Так продолжалось до самой смерти "отца народов". Есть документальные источники, воспоминания "детей войны", из которых становится ясно, что у многих из них отношение к Долорес Ибаррури и Компартии Испании носят негативный оттенок.

Кроме того, к этому времени в СССР уже находились еще около 1500 испанцев-политбеженцев после поражения республики в 1939 году (не считая пленных из Голубой дивизии , военных испанских летчиков, учившихся в Москве, испанских чиновников, занимавшихся вывозом золота в СССР в оплату за поставки вооружения)

Большинство "детей войны" к 1947-50-му годам, уже достигли совершеннолетия, им пришлось "обрести" советское гражданство. Формально испанцы имели право выбрать гражданство, но испанцам-беженцам, проживавшим в СССР, в таком праве фактически было отказано. Уговорами или более жесткими методами («была проведена работа по принятию советского гражданства») их заставляли отказаться от испанского гражданства и принять гражданство советское. Советский же гражданин знает прекрасно, что интересы коллектива превыше интересов отдельного индивидуума. И еще он знает, что "антисоветчину" очень легко пришить любому. Любое неосторожное слово- ты потеряешь все права, в том числе и на жизнь. По Уголовному Кодексу возможность тюремного заключения в СССР была предусмотрена для всех старше 12-ти еще с 1927 года. А с 1935-го- так вообще расстрел.

Есть свидетельства, что некоторые дети попадали в ГУЛаг. Заключенные Норильского лагеря вспоминают об испанских детях, оказавшихся во взрослом ГУЛАГе. О них же в «Архипелаге ГУЛАГ» пишет Солженицын: «Испанские дети — те самые, которые вывезены были во время Гражданской войны, но стали взрослыми после Второй мировой. Воспитанные в наших интернатах, они одинаково очень плохо сращивались с нашей жизнью. Многие порывались домой. Их объявляли социально опасными и отправляли в тюрьму, а особенно настойчивым — 58, часть 6 — шпионаж в пользу... Америки».

В 1947 году в честь десятой годовщины своего приезда в СССР 2000 молодых испанцев собрались на торжественную церемонию в Московском оперно-драматическом театре им. Станиславского. К 1950 году из 3 тысяч "детей войны", вывезенных в СССР, около тысячи - умерли. По разным причинам - кто от голода, кто от тифа, а кто - повесился в отчаянии.

В 1956 году начинается оттепель, Хрущев принимает решение: уезжайте, кто хочет. В этом же году 534 из них возвратились в Испанию. А в общей сложности лишь 1500 испанцев, вывезенных в СССР детьми, вернулись на родину.



Источники:
Русская служба
Висенс Елена "Неизвестная правда об испанских детях в СССР"
Фернандес Анна "Вива Испания!"

СДОХНИ, ИМПЕРИЯ!




Преступный Союз этот нам навязала
Коммуно-фашистко-имперская Русь.
Пусть сгинет навеки же, проклятый Богом,
Кровавый и хищный Советский Союз!

Сдохни, империя! Царство антихриста,
Братских народов концлагерь чумной.
Партия Ленина - красная гадина -
Нас чётким шагом вела на убой.

ФОТОГРАФИИ ИЗ СССР

Оригинал взят у uglich_jj в Фотограф Валерий Щеколдин и его СССР 1970-80х гг.
Валерий Щеколдин. Коллаж


Фотограф Валерий Щеколдин снимал брежневскую Россию изнутри (он сам из Ульяновска): пролетарии, убого одетые, оболваненные пропагандой, с дегенеративными лицами... Совок без прикрас. Но не только. Попадаются и красивые женщины, пока молодые, не перемолотые жизнью. Все узнаваемо. Удивительно, сколько лет Щеколдин работал "в стол", делая эти фото. Признание, выставки, премии - все пришло к нему после 1991.  Свой стиль Щеколдин назвал "соцкретинизм", по аналогии с соцреализмом. Он вовсе не был антисоветчиком, диссидентом. Зачем же снимал? -  Как он объясняет: "У меня была такая реакция на оглупление. Реакция на пропаганду..."

И еще, что не покидает при просмотре его снимков из позднего СССР - а ведь ничего изменилось! Флаги, портреты на принудительных митингах другие, вместо ушанок - вязаные шапки, но суть осталась та же:

"Они рождаются, растут в грязи, в двенадцать лет начинают работать, переживают короткий период физического расцвета и сексуальности, в двадцать лет женятся, в тридцать уже немолоды, к шестидесяти обычно умирают. Тяжелый физический труд, заботы о доме и детях, мелкие свары с соседями, кино, футбол, пиво... — вот и все, что вмещается в их кругозор. Управлять ими несложно... Считается нежелательным, чтобы пролы испытывали большой интерес к политике. От них требуется лишь примитивный патриотизм — чтобы взывать к нему, когда идет речь об удлинении рабочего дня или о сокращении пайков" (Джордж Оруэлл, "1984").

Collapse )