Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

МУСА МАМУТ. ИСТОРИЯ ОДНОГО САМОСОЖЖЕНИЯ.

Оригинал взят у st_zajac в МУСА МАМУТ. ИСТОРИЯ ОДНОГО САМОСОЖЖЕНИЯ.
Оригинал взят у st_zajac в МУСА МАМУТ. ИСТОРИЯ ОДНОГО САМОСОЖЖЕНИЯ.
23 июня 1978 года, произошло трагическое событие в истории крымскотатарского народа. В знак протеста против преследований крымских татар в Крыму подверг себя самосожжению Муса Мамут, которому угрожали повторным привлечением к суду.


Преследования крымских татар

К весне 1978 года в Крыму оказалось около 700 семей крымских татар, живущих без прописки в купленных ими домах. Почти все они прошли через гражданские суды, признавшие сделки купли-продажи дома недействительными; после этого для "законного" выселения не хватало только требования бывшего владельца дома о своем вселении. С октября 1978 г. эта процедура стала излишней благодаря (неопубликованному) постановлению СМ СССР, "узаконившему" в Крыму административные выселения из домов и даже вывоз ("удаление") непрописанных семей из Крыма без суда, по решению райисполкомов. Начались выселения татар из домов с отменой сделок купли-продажи, применением насилия. Были случаи сноса жилищ бульдозерами. В ответ начались демонстрации и письма в ООН, правозащитные организации, прокуратуру. Власти угрозами требовали от татар покинуть территорию Крыма. Подробнее о репрессиях.

Биография Мусы Мамута

Муса Мамут родился 20 февраля 1931 года в деревне Узунджи /ныне село Колхозное/ Балаклавского района Крыма в семье деревенского пастуха Ягъи Мамута. В период выселения, т. е. в 1944 году, семья Ягъи Мамута состояла из девяти человек - родители, 5 сыновей и две дочери. Муса был третьим по старшинству. Из Крыма семья Ягъи Мамута в числе нескольких десятков семей крымских татар была привезена в 6-ое отделение совхоза "Баяут" Мирзачульского района Ташкентской области. В первые же годы выселения в "Баяуте" от голода погибли два младших брата и обе сестры Мусы. Отец Мусы умер в 1961 году в возрасте 66 лет, мать - Асанова Хатидже умерла также в возрасте 66 лет в 1969 году.

Муса начал работать с 13-летнего возраста, работал грузчиком в хлопкопункте, на работе нередко подвергался избиениям. Однажды он был избит до потери сознания бригадиром по указанию спецкоменданта за то, что опоздал на ежемесячную регистрацию крымских татар в комендатуре.

10 января 1956 года Муса, имея 4-х классное образование, поступил в училище механизации сельского хозяйства. Окончил курс училища 12 декабря 1957 года хорошистом и ему была присвоена квалификация тракториста-машиниста высокого профиля с правом работать на всех сельскохозяйственных машинах. Работал трактористом в совхозе.

В 1958 году, после женитьбы на Абдуллаевой Зекие, переехал в г. Янгиюль Ташкентской области и работал слесарем до 1973 года. С 1973-го по 1975 год работал техником в Управлении группы межрайонных каналов правого берега реки Чирчик.
В апреле 1975 года Муса с семьей переехал в Крым и купил дом в с. Донское Симферопольского района. Но в нотариальном оформлении купленного дома в прописке семье Мусы Мамута было отказано, а затем против него и его жены Абдуллаевой Зекие было возбуждено уголовное дело по обвинению в нарушении паспортного режима, то есть за проживание без прописки - статья 396 УК УССР. 23 апреля 1976 года Муса был арестован.

13 мая 1976 года Симферопольский районный суд приговорил Мусу Мамута к двум годам лишения свободы в лагере общего режима, а его жену также к двум годам лишения свободы условно, мотивируя, что у нее на иждивении трое несовершеннолетних детей.

18 июля 1977 года Муса Мамут был освобожден на 9 месяцев раньше предусмотренного срока за добросовестное отношение к труду и вернулся к своей семье в с. Донское. Власти Крыма вновь продолжали отказывать ему в прописке и требовали, чтобы он с семьей покинул пределы Крыма.

Самосожжение

20 июня 1978 года против Мусы и его жены было возбуждено новое уголовное дело по обвинению в нарушении паспортного режима. Муса Мамут при объявлении постановлений о возбуждении нового уголовного дела заявил, что он в руки карателей больше живым не дастся.

23 июня 1978 г. в 10 часов 30 минут утра домой к М. Мамуту пришел участковый милиционер, старший лейтенант Сергей Сопрыкин. Он сообщил, что Мусу ждет в сельсовете прокурор и его велено привести туда. Муса отказался идти. Сопрыкин пригрозил насилием, тогда Муса попросил милиционера выйти из дома, сказав, что сейчас переоденется и тоже выйдет.
Через некоторое время Муса вышел из-за дома облитый бензином и направился в сторону милиционера. В руке у него были спички. Дети выбежали ему навстречу. Муса отбросил детей в сторону и провел спичкой по коробке. Спичка не зажглась. Дети стали звать на помощь стоявших в стороне взрослых. Муса, обращаясь к милиционеру, крикнул, чтобы он уходил из его дома. Но милиционер продолжал сидеть на своем мотоцикле. Муса отбежал вглубь двора и повторно чиркнул спичкой. Спичка загорелась, и Муса весь вспыхнул пламенем.

Как только Мамута привезли в больницу, там был объявлен карантин, к нему допустили только жену. Умер Муса Мамут 28 июня 1978 года в Симферопольской горбольнице от полученных ожогов в полном сознании, не выразив сожаления о совершенном и заявив, что совершил этот акт в знак протеста против глумления над правами крымских татар.

Похороны состоялись 30 июня. В этот день дороги в Донское были блокированы, остановка автобусов и других машин в селе запрещена, многих крымских татар накануне предупредили, что участие в похоронах может вызвать обвинение их в нарушении общественного порядка и т.д. Несмотря на все эти меры, на похороны собралось около тысячи человек.

Похороны проходили под тщательным наблюдением милиции и КГБ. Кроме препятствий к доступу на кладбище власти стремились пресечь распространение сведений о самосожжении и похоронах. 30 июня телефонная связь с Донским была прервана, а в Симферополе были отключены автоматы для переговоров с Москвой. Предпринимались розыски письменных сообщений.


15 августа 1978 года было принято специальное постановление Совета Министров СССР «О дополнительных мерах по усилению паспортного режима в Крымской области». Это постановление упрощало процедуру выселения самовольно переехавших в Крым крымских татар.

Из письма А.Д. САХАРОВА Л.И.БРЕЖНЕВУ и Н.А.ЩЕЛОКОВУ:

«Вне зависимости от его конкретных обстоятельств, самосожжение Мусы Мамута имеет своей истинной причиной национальную трагедию народа крымских татар, явившегося в 1944 году жертвой чудовищного преступления Сталина и его подручных, а в 1967-78 гг., после реабилитации крымских татар Указом Президиума Верховного Совета СССР - вновь ставшего жертвой продолжающейся дискриминации и несправедливости...».

СЕВЕРНАЯ КОРЕЯ ОТКАЗАЛАСЬ СОТРУДНИЧАТЬ С МИРОВЫМ СООБЩЕСТВОМ ПО ВОПРОСАМ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА



Северная Корея объявила недействительным обещание о сотрудничестве с международным сообществом по вопросу защиты прав человека. Об этом 21 февраля сообщила радиостанция «Голос Америки». Отмечается, что 19 февраля в телефонном разговоре с радиостанцией один из сотрудников постоянного представительства КНДР в ООН заявил, что Пхеньян отказывается вести с ЕС диалог по вопросу прав человека, а также содействовать организации визита в КНДР специального докладчика ООН по данному вопросу и проведению регулярных проверок на предмет улучшения ситуации. Представитель СК в ООН подчеркнул, что отказ Пхеньяна является ответом на попытки США свергнуть северокорейское правительство под предлогом разрешения проблемы прав человека. Он также сказал, что представительство КНДР в Женеве готовит ответные действия в отношении новой резолюции по Северу, которую Совет ООН по правам человека планирует принять в марте нынешнего года. В Пхеньяне подчёркивается готовность дать жесткий ответ на давление в вопросе прав человека, включая применение «физических мер». Между тем, сотрудник представительства СК в ООН назвал фальсификацией спутниковые снимки концлагеря «Ёдок», которые были представлены 17 февраля в Центре стратегических и международных исследований (CSIS). Данный лагерь находится в северокорейском уезде Ёдок-кун провинции Хамгён-Намдо. В декабре прошлого года СБ ООН внес в повестку дня заседания вопрос о правах человека в КНДР. Между тем, Совет ООН по правам человека планирует рассмотреть новую резолюцию по Северной Корее 23 марта в ходе очередного заседания в Женеве.

http://world.kbs.co.kr/russian/news/news_In_detail.htm?No=37953&id=In

НАПИШИ ПИСЬМО ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННОМУ!

Оригинал взят у lyzakov_pavel в НАПИШИ ПИСЬМО ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННОМУ!
Оригинал взят у gleb_edelev в НАПИШИ ПИСЬМО ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННОМУ!
Скоро Новый год. Некоторые люди будут вынуждены встретить его в местах лишения свободы. Среди них, трое политзаключенных, не обласканных вниманием правозащитников. Не поленитесь, напишите письма эти людям, пошлите поздравительную открытку или телеграмму. Окажите моральную поддержку этим ПЗК, она им очень нужна:

1. Стомахин Борис Владимирович:
618232, Россия, ст. Всесвятская, Чусовской район, Пермский край, ФКУ ИК-10,
Стомахину Борису Владимировичу, 1974 года рождения.

2. Романов Илья Эдуардович:
603098 Россия, г. Н.Новгород, пр. Гагарина, 26 «А», СИЗО-1, Романову Илье Эдуардовичу, 1967 г.р.

3. Крюков Сергей Викторович:
432048, Россия, Ульяновск, СИЗО № 1, ул. Куйбышева, 2-а, Крюкову Сергею Викторовичу, 1964 г.р.


Вежливые нелюди.

Оригинал взят у uglich_jj в Вежливые нелюди. Армия садистов и педерастов.
putin_WC


В/ч №66431, российская военная база в Цхинвали, Юж.Осетия. Ночью 31.08.2013 г. в части повесился солдат. Утром его вынули из петли, в кармане нашли записку (письмо родителям), труп увезли в морг. Судмедэксперты осмотрели тело. Нашли многочисленные следы побоев разной степени давности. Синие - посвежее, желтые - пораньше. Солдата били в течение многих дней. Взяли мазки. В прямой кишке и ротовой полости были обнаружены сперматозоиды. Перед смертью солдат был изнасилован. Как потом выяснилось - своим непосредственным командиром, сержантом.


Collapse )


Владимир Войнович: Путин опирается на самую безмозглую часть населения.

ПИСЬМО... И ОТВЕТ

Инициативная группа жителей луховицкого района Московской области обратилась с открытым письмом к президенту В.В.Путину:

Избиратели района с надеждой на быстрое изменение жизни в районе выдвинули одним из первых кандидатов на должность Главы Луховицкого муниципального района Московской области Тектониди Севастьяна Спиридоновича.

Деловой, энергичный, грамотный, высокопрофессиональный и эффективный руководитель, волевой, с твердым характером, с государственным типом мышления. О его делах в период, когда он был Главой Луховицкого муниципального района (1996-2009гг) люди знают не понаслышке.

Востребованность руководителя такого уровня, с его государственным подходом к решению местных вопросов на данном этапе развития Луховицкого района очень высока. Социологические опросы за последние 1,5 месяца показывает его рейтинг более 70%.

Но для ряда руководителей и партийных функционеров его кандидатура неприемлема потому, что главное для Тектониди С.С. -РАБОТА!!!

Всё ради работы, работа как достижение результата поставленных задач.

14 мая 2014 года было опубликовано в газете Луховицкие вести «О назначении досрочных выборов на должность Главы Луховицкого муниципального района Московской области» на 06 июля 2014 года.

Тектониди Севастьян Спиридонович первым выдвинулся и зарегистрировался кандидатом на должность Главы Луховицкого муниципального района Московской области.
Тут и началось. Высадился целый десант так называемых «политтехнологов» и «консультантов». Началось прямое запугивание не только руководителей и избирателей, но и членов Территориальной избирательной комиссии Луховицкого района Московской области. Хотя оппоненты призывали к чистым выборам, грязные технологии начались практически с первого дня избирательной компании.’

Московские и Рязанские «спецы», надо признать, отлично обученные кинулись работать над единственно поставленной им сверху задачи, во чтобы то ни стало снять с выборов Тектониди С.С.

Для этого пошли вход и подлог агитационного материала, и хищение документов из Территориальной избирательной комиссии Луховицкого района Московской области, и угрозы, увольнение с работы, шантаж избирателей, поддерживающих кандидата Тектониди С.С.

И тот, кто по Закону должен обеспечивать подготовку и проведение законных выборов, забыв для кого это вообще делается, кинулись во все тяжкие, забыв о существовании чести, совести, справедливости, совсем не думая о простых избирателях, что только они вправе решать кому быть или не быть избранными, и полностью нарушая их конституционное право избирать и быть избранными.

10.06.2014 года Луховицкий районный суд по иску политтехнологов отменили решение Территориальной избирательной комиссии Луховицкого района Московской области о регистрации кандидата Тектониди С.С.

Ход и развитие в таком направлении событий может привести к расслоению местного сообщества, усилению социальной напряженности в районе, к спаду экономической активности.

Просим Вас срочно вмешаться в разрешение сложившейся конфликтной ситуации в проведении выборной компании в Луховицком районе Московской области и дать конституционное право луховичанам самим сделать выбор лидера Луховицкого района Московской области на ближайшие 5 лет.


Collapse )

Collapse )

ПРИВЫЧКИ БЕДНЫХ И БОГАТЫХ

Оригинал взят у oranta в Привычки богатых и бедных людей: разница и следствия
Оригинал взят у 1way_to_english в Привычки богатых и бедных людей: разница и следствия
Screen Capture #928

Давайте пока оставим полученное воспитание и образование, и остановимся на том самом простом, что каждый человек в состоянии изменить - на привычках. Это в позапрошлом веке люди оставались бедными, потому что у них просто не было права выбора с рождения. В современном же мире большинство бедных в демократических государствах остаются бедными не потому, что их кто-то угнетает, а потому, что либо у них недостаточно умственных ресурсов, либо просто лень и так удобнее.

==Соблюдение определенного порядка действий

Составление списков дел: богатые — 81%, бедные — 9%.
Просыпаются за 3 и более часа до работы: богатые — 44%, бедные — 3%.
Слушают аудиокниги, когда есть свободное время между делами: богатые — 63%, бедные — 5%.

Проводят в сети чуть более 5 часов в месяц: богатые — 79%, бедные — 16%.
Читают каждые день полчаса и больше: богатые — 88%, бедные — 2%.
Любят читать: богатые — 86%, бедные — 26%.

Collapse )

* Наши мечты и желания: 10 главных ловушек, 5 стадий принятия неизбежного и
5 этапов реализации наших немерений
* 5 ошибок тех, кто ставит себе цели на год

Сталинские «стахановцы» НКВД

Оригинал взят у sudenko в Сталинские «стахановцы» НКВД
Оригинал взят у votvamnews в Сталинские "стахановцы" НКВД

Сталинисты и советские патриоты незаслуженно умалчивают о ещё одном типе «стахановцев» – палачах НКВД. Среди них есть настоящие рекордсмены: генерал Василий Блохин лично расстрелял 20 тыс. человек, Пётр Магго – 10 тыс. Большинство из палачей умерли своей смертью, похоронены с почестями и до сих пор чтимы силовиками.
палачи

Источник

Палачи-рекордсмены
Говоря о сталинских репрессиях, чаще всего упоминают  только ГУЛАГ. Однако он был лишь частью репрессивной машины. Сотни тысяч людей до ГУЛАГа не доживали, заканчивая свой путь в расстрельных комнатах или полигонах. НКВД (позднее МГБ) отладили систему расстрелов, работавшую как машина.

Масштаб этой системы поражает. Так, на пике репрессий, в 1937 году было расстреляно 353.074 человека – т.е. почти по 1 тыс. в день. В 1938 году – 328.618. Далее число расстрелов резко уменьшилось (1939 год – 2552, 1940 – 1649, 1950 – 1609; примерно на таком уровне до смерти Сталина было ежегодное число людей, приговорённый к ВМН). Тем не менее, у расстрельных дел мастеров и в эти годы работы хватало – то надо было казнить десятки тысяч польских офицеров (Катынь, Калинин), то дезертиров во время ВОВ.

Подавляющее число расстрелов (до 60%) проводилось в Москве, после недолгих допросов и отсидки на Лубянке и скорого внесудебного приговора «тройкой». Поэтому и «стахановцы» НКВД орудовали в основном тоже в столице. Круг их был ограничен – на всю Москву всего лишь 10-15 человек. Такое небольшое число палачей объяснялось не тем, что трудно было найти исполнителей этих обязанностей, а потому что настоящий палач должен был быть мастером своего дела: иметь устойчивую психику (ниже будет описано, как ломалась психика даже у опытных стахановцев), профессиональные навыки, скрытность (даже ближайшие родственники палачей не знали, в чём заключается их работа в НКВД), преданность делу…

палачи-3
Расстрельная команда НКВД

Один из таких мастеров, настоящий рекордсмен – Василий Михайлович Блохин. За свою долгую трудовую биографию генерал-майор Блохин лично расстрелял около 20.000 человек. Два других призёра – Пётр Иванович Магго и С.Н.Надарая – остали с большим отрывом: всего примерно по 10.000 расстрелянных на каждого.
Василий Иванович родился в 1895 году в семье крестьянина-бедняка, во Владимирской области. В 15 лет начал работать каменщиком в Москве, в Первую мировую дорос до унтер-офицера. С 1921 года – в ЧК. В чине коменданта ОГПУ-НКВД-МГБ – с 1926 года, и бессменный командующий расстрелами вплоть до выхода на пенсию в 1953 году. Без отрыва от производства в 1933 году окончил Московский архитектурно-строительный институт. Т.е. стал интеллигентом.
Работа у Блохина была тяжёлая: фактически он единственный из расстрельной команды примерно в 15 палачей дожил в добром здравии до пенсии. Возможно, потому, что всегда соблюдал технику безопасности на производстве и не пил на работе.
Один из палачей Емельянов вспоминал: «Водку, само собой, пили до потери сознательности. Что ни говорите, а работа была не из лёгких. Уставали так сильно, что на ногах порой едва держались. А одеколоном мылись. До пояса. Иначе не избавиться от запаха крови и пороха. Даже собаки от нас шарахались, и если лаяли, то издалека».

blohin_2

(Василий Блохин)

Неудивительно, что умирали исполнители рано, или сходили с ума. Так, умерли своей смертью в 1931 году Юсис, в 1941 – Магго, в 1942 – Василий Шигалёв, а его брат Иван Шигалёв – в 1944-м. Многие уволились на пенсию, получив инвалидность по причине шизофрении – как Емельянов, или нервно-психической болезни – Мач. В приказе об увольнении Емельянова так и говорилось: «Тов. Емельянов переводится на пенсию по случаю болезни (шизофрения), связанной исключительно с долголетней оперативной работой в органах»
А Пётр Иванович Магго однажды, расстреляв около 20 человек, так вошёл в раж, что заорал на стоящего рядом начальника особого отдела Попова, перепутав того с ещё одной жертвой: «А ты чего тут стоишь? Раздевайся! Немедленно! А то пристрелю на месте!» Перепуганный особист еле отбился от фанатика своего дела.
Как-то Магго попало от его непосредственного начальника И.Д.Берга. Ссылаясь на Магго, Берг указал в письменном отчёте, что многие приговорённые умирают со словами: «Да здравствует Сталин!» Резолюция руководства была такой: «Надо проводить воспитательную работу среди приговорённых к расстрелу, чтобы они в столь неподходящий момент не марали имя вождя!» Пришлось Петру Ивановичу кому-то перед расстрелом читать и лекции.

магго

(Магго похоронен на Новодевичьем кладбище; время от времени кто-то наносит на его гробницу надпись «палач»)

Как же от такой работы не заболеть?

А вот Василий Иванович Блохин предварительно облачался перед расстрелом в соответствующую кожаную униформу – фартук ниже колена, краги и картуз. Любил до расстрела и после не спеша выпить чаю. Ещё он с детства любил лошадей (ребёнком 10-ти лет он подрабатывал пастухом), и в перерывах между работой рассматривал иллюстрированные книжки про них. После его смерти осталась библиотека из примерно 700 книг о коневодстве. Умел расслабляться человек.
Кстати, именно Блохин руководил расстрелом в Катыни, и лично расстрелял там около 700 поляков.

В 1991 году на допросе в Генеральной Военной прокуратуре СССР один из членов этой расстрельной команды, бывший начальник УНКВД по Калининской области Токарев рассказывал:
«Яблоков (следователь): Если я правильно понял, польских военнопленных расстреливали из «Вальтеров». Да?
Токарев: Из «Вальтеров». Это я хорошо знаю, так как привезли их целый чемодан. Этим руководил сам Блохин. Давал пистолеты, а когда заканчивалась работа – пистолеты отбирались. Забирал сам Блохин».

Похоронили Василия Ивановича Блохина в 1955 году на Новодевичьем кладбище. Там же, на почётных местах, похоронены и другие сталинские палачи (в т.ч. призёр Магго). Правда, после ареста Берии Блохина лишили звания генерал-майора и восьми орденов, а также пенсии в размере 3150 рублей (средняя зарплата по стране тогда была рублей 700). Блохин не выдержал таких «репрессий» и умер от инфаркта. В конце 1960-х посмертно звания и ордена ему вернули, фактически реабилитировав.

блохин-2

(Могила ветерана Василия Блохина)

Расстрел и вправду оказался своего рода искусством. Пётр Магго так поучал неопытных палачей:
«У того, кого ведёшь расстреливать, руки обязательно связаны сзади проволокой. Велишь ему следовать вперёд, а сам, с наганом в руке, за ним. Где нужно, командуешь «вправо», «влево», пока не выведешь к месту, где заготовлены опилки или песок. Там ему дуло к затылку и трррах! И одновременно даёшь крепкий пинок в задницу. Чтобы кровь не обрызгала гимнастерку и чтобы жене не приходилось опять её стирать».

А вот описание вышеупомянутым Токаревым расстрела польских офицеров под Калининым, 5 апреля 1940 года:
«Блохин дал сигнал, говоря: «Ну пойдём, давайте начнём». Блохин положил свою специальную одежду: кожаная коричневая шляпа, длинный кожаный плащ, коричневые кожаные перчатки, с рукавами выше локтя. Для меня это было большое впечатление – я увидел палача.
Блохин и Рубанов приводили людей по одному, через коридор, поворачивали влево, где находилась красная комната. Висели разные плакаты пропаганды, была гипсовая статуя Ленина. Красная комната или ленинская комната  была комнатой размером 5 на 5 метров. Здесь в последний раз проверяли личность заключённого, спрашивая о его имени и дате рождения. Затем отмечали в списке, чтобы не было никакой ошибки.
Наконец, на польского офицера или полицейского надевали наручники и отводили его в «камеру экзекуции». Здесь жизнь пленного, заканчивалась выстрелом в заднюю часть головы. Опытные палачи стреляли в шею, держа ствол косо вверх. Тогда была вероятность, что пуля выйдет через глаз или рот. Тогда будет только немного крови, в то время как пуля выстреленная в затылок, приводит к обильному кровотечению (вытекает больше одного литра крови). А убивали, по меньшей мере, 250 человек в день.
Трупы убитых выкидывали из камеры, где происходили убийства, через запасные двери во двор, где ждал грузовик. Кузова автомобилей каждый день отмывали от фрагментов мозга и крови. Трупы (по 25-30 на каждый автомобиль) закрывали брезентом, который в конце «операции» Блохин приказал сжечь. Тела, брошенные в автомобили, перевозили к общим траншеям, в лесу недалеко от Медное. Эти траншеи закапывал НКВД-ист, оператор экскаватора Антонов, со своим помощником.
Когда все заключенные Осташково уже были уничтожены, Блохин устроил прощальное возлияние для лиц, которые убили более 6300 человек. Блохин получил премию в сумме месячного оклада. Кому-то в качестве премии выдали наградной наган, велосипед, патефон».

Как уже говорилось выше, после смерти Сталина репрессии палачей почти не коснулись. Наиболее пострадавшим считается Надарая. Он дослужился до начальника личной охраны Л.П.Берия. Универсальный специалист – лично вёл следствие, и лично расстреливал. Отличался высокой производительностью труда – до 500 «исполненных» за ночь. В 1955 г. получил 10 лет лагерей. Освободился в 1965, после чего его спокойно дожил в Грузии пенсионером.

палачи-2

А вот палачи поменьше рангом (всего по несколько сотен собственноручно расстрелянных), бывало, заканчивали тоже расстрелом. Показательна тут судьба НКВДшников, участвовавших в массовом расстреле т.н. «Соловецкого этапа» в карельском городке Сандармохе (около 2 тыс. трупов) в октябре 1937 года.
Расстрелы начались 27 октября, затем был перерыв четыре дня, потому что главный палач Матвеев запил, расстроившись из-за побега одного заключенного (его вскоре поймали и расстреляли). Первого ноября расстрелы возобновились и продолжались до 4 ноября. По окончании операции одни палачи были награждены, другие (уже в декабре, т.е. месяц спустя) арестованы.

Например, приказом по УНКВД ЛО от 20 декабря 1937 года «За «самоотверженную работу по борьбе с контрреволюцией» был награжден ценным подарком, а именно – радиолой с пластинками – главный убийца Соловецкого этапа Матвеев; другие члены опербригады, работавшей с Матвеевым, награждены пистолетами Коровина и часами.

Большинство же сотрудников, участвовавших или имевших отношение к расстрелам Соловецкого этапа, были арестованы и этапированы в Москву. Это были: начальник 10-го (тюремного отдела) ГУГБ НКВД СССР москвич Николай (Лука) Антонов-Грисюк; еще один москвич, старший майор госбезопасности, зам. наркома водного транспорта Вейншток Яков Маркович. Арестован специально вызванный на операцию из Карлага начальник 2-го отдела Карагандинского ИТЛ Круковский Всеволод Михайлович; был арестован и доставлен в Москву прокурор Ленинградской области, член тройки Позерн Б.П. Все они были в Москве осуждены, расстреляны и доставлены для кремации в Донской крематорий как шпионы и диверсанты. Интересно, что стрелял в них, некогда бывших его сослуживцами, тот самый Василий Михайлович Блохин.

труп-справка

(Справка на трупы, подписанная Блохиным)

Все эти расстрелянные НКВДшники, будучи сами палачами, – в разные годы – реабилитированы.

Главный исполнитель расстрелов Соловецкого этапа в Сандормохе Матвеев с санкции Л.П.Берии через полтора года, в марте 1939 года, всё же был арестован (т.н. «бериевская чистка рядов»).
Судьба Матвеева, в отличие от многих других соловецких палачей, сложилась благополучно. Военным трибуналом войск НКВД ЛВО он был осужден по ст. 193-17«а» УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. Но при пересмотре дела Военной коллегией Верховного суда СССР срок ему снизили до 3 лет. Наград не лишили. Отбывал он наказание на Волголаге, к тому же его освободили досрочно.
Во время войны он уже занимал должность начальника внутренней тюрьмы УНКГБ; к его прежним наградам добавился орден Ленина. Иногда возвращался к своему ремеслу – стрелял осуждённых. Он умер своей смертью уже при Брежневе.

Ещё один соловецкий палач Гарин (около 400 лично расстрелянных) весной 1938 года был переведён начальником лагеря в Карелию, в 1940-м  умер от сердечного приступа, зато похоронен с почестями в Москве на Новодевичьем кладбище.

Расстрел

Палач Раевский (расстрелял около 300 человек) был арестован с санкции Л.П.Берии как «один из руководителей контрреволюционной повстанческой организации, существовавшей среди лагерников на острове Соловки», отбывал наказание в Унжлаге, где заведовал изолятором на штрафном пункте. После хрущёвской реабилитации восстановлен в звании подполковника. Палач Коллегов, также проходивший по этому делу и тоже в итоге расстрелянный, реабилитирован в 1959-м.

Все эти палачи сегодня тоже считаются «жертвами сталинских репрессий». Кто-то занесён в залы славы ФСБ (в основном в регионах).


ПИСЬМО НАДЕЖДЫ ТОЛОКОННИКОВОЙ

Оригинал взят у stan50_50 в Вы теперь всегда будете наказаны. И вообще мы здесь еще и не таких ломали!. Мордор Толоконниковой.
Оригинал взят у antidictatura в И вообще мы здесь еще и не таких ломали!...

11:01, 23 сентября 2013

«Вы теперь всегда будете наказаны»

«Лента.ру» публикует письмо Надежды Толоконниковой из мордовской исправительной колонии

Надежда Толоконникова, 26 июля 2013
Надежда Толоконникова, 26 июля 2013
Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

Утром 23 сентября участница Pussy Riot Надежда Толоконникова, отбывающая наказание в ИК-14 (поселок Парца, Мордовия), заявила о том, что начинает голодовку и отказывается от работы в швейном цехе колонии — в связи с массовым нарушением прав осужденных женщин на производстве. Одновременно Толоконникова подала обращение в Следственный комитет по поводу того, что ей угрожает убийством заместитель начальника колонии. «Лента.ру» публикует письмо Надежды Толоконниковой, в котором она объясняет, почему вступила в открытое противостояние с руководством исправительного учреждения.

В понедельник, 23 сентября, я объявляю голодовку. Это крайний метод, но я абсолютно уверена в том, что это единственно возможный выход для меня из сложившейся ситуации.

Администрация колонии отказывается меня слышать. Но от своих требований я отказываться не буду, я не буду молчаливо сидеть, безропотно взирая на то, как от рабских условий жизни в колонии падают с ног люди. Я требую соблюдения прав человека в колонии, требую соблюдения закона в мордовском лагере. Я требую относиться к нам как к людям, а не как к рабам.

Уже год прошел, как я приехала в ИК-14 в мордовском поселке Парца. Как говорят зэчки, «кто не сидел в Мордовии, тот не сидел вообще». О мордовских зонах мне начали рассказывать еще в СИЗО-6 в Москве. Самый жесткий режим, самый длинный рабочий день, самое вопиющее бесправие. На этап в Мордовию провожают как на казнь. До последнего надеются: «Может, все-таки ты не в Мордовию? Может, пронесет?» Меня не пронесло, и осенью 2012 года я приехала в лагерный край на берегу реки Парца.

Мордовия встретила меня словами замначальника колонии подполковника Куприянова, который фактически и командует нашей ИК-14: «И знайте: по политическим взглядам я — сталинист». Другой начальник (а колонией правят в тандеме) полковник Кулагин в первый же день вызвал меня на беседу, целью которой было вынудить меня признать вину. «У вас в жизни произошло горе. Ведь так? Вам дали два года колонии. А когда в жизни человека происходит горе, он обычно меняет свои взгляды. Вам нужно признать вину, чтобы уйти пораньше по УДО. А если не признаете — УДО не будет». Я сразу же заявила начальнику, что работать я собираюсь только положенные по Трудовому кодексу восемь часов в день. «Кодекс кодексом, но главное — выполнение норм выработки. Если вы не выполняете — остаетесь на продленный рабочий день. И вообще мы здесь еще и не таких ломали!» — ответил полковник Кулагин.

Вся моя бригада в швейном цехе работает по 16-17 часов в день. С 7.30 до 0.30. Сон — в лучшем случае часа четыре в день. Выходной случается раз в полтора месяца. Почти все воскресенья — рабочие. Осужденные пишут заявления на выход на работу в выходной с формулировкой «по собственному желанию». На деле, конечно, никакого желания нет. Но эти заявления пишутся в приказном порядке по требованию начальства и зэчек, транслирующих волю начальства.

Ослушаться (не написать заявление на выход на промзону в воскресенье, то есть не выйти на работу до часа ночи) никто не смеет. Женщина 50-ти лет попросилась выйти в жилзону не в 0.30, а в 20.00, чтобы лечь спать в 22.00 и хотя бы раз в неделю поспать восемь часов. Она плохо себя чувствовала, у нее высокое давление. В ответ было созвано отрядное собрание, где женщину отчитали, заплевали и унизили, заклеймили тунеядкой. «Тебе что, больше всех спать хочется? Да на тебе пахать надо, лошадь!» Когда кто-то из бригады не выходит на работу по освобождению врача, его тоже давят. «Я с температурой 40 шила, ничего страшного. А ты вот подумала, кто будет шить за тебя?!»

ИК-14 (поселок Парца, Мордовия)
 
ИК-14 (поселок Парца, Мордовия)
Фото: @gruppa_voina / twitter
 

Мой жилой отряд в лагере меня встретил словами одной осужденной, досиживающей свою девятилетку: «Мусора тебя прессовать побоятся. Они хотят сделать это руками зэчек!» Режим в колонии действительно устроен так, что подавление воли человека, запугивание его, превращение в бессловесного раба осуществляется руками осужденных, занимающих посты мастеров бригад и старшин отрядов, получающих указания от начальников.

Для поддержания дисциплины и послушания широко используется система неформальных наказаний: «сидеть в локалке до отбоя» (запрет на вход в барак — осень, зима ли; во 2-м отряде, отряде инвалидов и пенсионеров, живет женщина, которая за день сидения в локалке отморозила себе руки и ноги так, что пришлось ампутировать одну ногу и пальцы рук), «закрыть гигиену» (запрет подмыться и сходить в туалет), «закрыть пищевую каптерку и чайхану» (запрет есть собственную еду, пить напитки). И смешно, и страшно, когда взрослая женщина лет сорока говорит: «Так, сегодня мы наказаны! Вот интересно, а завтра нас тоже накажут?» Ей нельзя выйти из цеха пописать, нельзя взять конфету из своей сумки. Запрещено.

Мечтающая только о сне и глотке чая, измученная, задерганная, грязная, осужденная становится послушным материалом в руках администрации, рассматривающей нас исключительно в качестве бесплатной рабсилы. Так, в июне 2013 года моя зарплата составила 29 (двадцать девять!) рублей. При этом в день бригада отшивает 150 полицейских костюмов. Куда идут деньги, полученные за них?

На полную замену оборудования лагерю несколько раз выделяли деньги. Однако начальство лишь перекрашивало швейные машины руками осужденных. Мы шьем на морально и физически устаревшем оборудовании. Согласно Трудовому кодексу, в случае несоответствия уровня оборудования современным промышленным стандартам нормы выработки должны быть снижены по сравнению с типовыми отраслевыми нормами. Но нормы лишь увеличиваются. Скачкообразно и внезапно. «Покажешь им, что можешь дать 100 костюмов, так они повысят базу до 120!» — говорят бывалые мотористки. А не давать ты не можешь — иначе будет наказан весь отряд, вся бригада. Наказан, например, многочасовым коллективным стоянием на плацу. Без права посещения туалета. Без права сделать глоток воды.

Две недели назад норма выработки для всех бригад колонии была произвольно повышена на 50 единиц. И если до этого база составляла 100 костюмов в день, то сейчас она равна 150 полицейским костюмам. По Трудовому кодексу об изменении нормы выработки работники должны быть извещены не позднее чем за два месяца. В ИК-14 мы просто просыпаемся в один прекрасный день с новой нормой, потому что так вздумалось начальству нашей «потогонки» (так называют колонию осужденные). Количество людей в бригаде уменьшается (освобождаются или уезжают), а норма растет — соответственно, оставшимся работать приходится все больше и больше. Механики говорят, что нужных для ремонта оборудования деталей нет и не будет: «Нет деталей! Когда будут? Ты что, не в России живешь, чтобы такие вопросы задавать?» За первые месяцы на промзоне я практически освоила профессию механика. Вынужденно и самостоятельно. Бросалась на машину с отверткой в руках в отчаянной надежде ее починить. Руки пробиты иглами и поцарапаны, кровь размазывается по столу, но ты все равно пытаешься шить. Потому что ты — часть конвейерного производства, и тебе необходимо наравне с опытными швеями выполнять свою операцию. А чертова машина ломается и ломается. Потому что ты — новенький, и в лагерных условиях нехватки качественного оборудования тебе, естественно, достается самый никчемный из моторов на ленте. И вот мотор опять сломался — и ты снова бежишь искать механика (которого невозможно найти). А на тебя кричат, тебя понукают за то, что ты срываешь план. Курса обучения швейному мастерству в колонии не предусмотрено. Новеньких сразу же сажают за машинку и дают операцию.

«Если бы ты не была Толоконниковой, тебя бы уже давно *********» — говорят приближенные начальникам зэчки. Так и есть, других бьют. За неуспеваемость. По почкам, по лицу. Бьют сами осужденные, и ни одно избиение в женском лагере не происходит без одобрения и ведома администрации. Год назад, до моего приезда, до смерти забили цыганку в 3-м отряде (3-й отряд — пресс-отряд, туда помещают тех, кого нужно подвергать ежедневным избиениям). Она умерла в санчасти ИК-14. Факт смерти от избиений администрации удалось скрыть: причиной указали инсульт. В другом отряде неуспевающих новеньких швей раздевали и голыми заставляли шить. С жалобой к администрации никто обратиться не смеет, потому что администрация улыбнется в ответ и отпустит обратно в отряд, где «стукачку» изобьют по приказу той же администрации. Начальству колонии удобна контролируемая дедовщина как способ заставить осужденных тотально подчиняться режиму бесправия.

На промзоне царит угрожающе нервная атмосфера. Вечно невысыпающиеся и измученные бесконечной погоней за выполнением нечеловечески огромной нормы выработки зэчки готовы сорваться, орать в голос, драться из-за ничтожнейшего повода. Совсем недавно юной девушке пробили ножницами голову из-за того, что она вовремя не отдала брюки. Другая на днях пыталась себе проткнуть ножовкой живот. Ее остановили.

Заставшие в ИК-14 2010-й, год пожаров и дыма, рассказывали о том, что в то время как пожар подбирался к стенам колонии, осужденные продолжали выходить на промзону и давать норму. Человека было плохо видно в двух метрах из-за дыма, но, повязав на лица мокрые платки, они шили. В столовую на обед из-за чрезвычайного положения не выводили. Несколько женщин рассказывали, как они, чудовищно голодные, вели в то время дневники, где старались фиксировать ужас происходящего. Когда пожары закончились, отдел безопасности колонии эти дневники старательно отшмонал, чтобы ничего не просочилось на свободу.

Санитарно-бытовые условия колонии устроены так, чтобы зэк чувствовал себя бесправным грязным животным. И хотя в отрядах есть комнаты гигиены, в воспитательно-карательных целях в колонии создана единая «общая гигиена», то есть комната вместимостью в пять человек, куда со всей колонии (800 человек) должны приходить, чтобы подмыться. Подмываться в комнатах гигиены, устроенных в наших бараках, мы не должны, это было бы слишком удобно. В «общей гигиене» — неизменная давка, и девки с тазиками пытаются поскорее подмыть «свою кормилицу» (как говорят в Мордовии), взгромоздившись друг другу на головы. Правом помыть голову мы пользуемся один раз в неделю. Однако и этот банный день время от времени отменяется. Причина — поломка насоса или затор в канализации. Иногда по две или три недели отряд не мог помыться.

Когда забивается канализация, из комнат гигиены хлещет моча и летит гроздьями кал. Мы научились самостоятельно прочищать трубы, но хватает ненадолго — она опять засоряется. А троса для прочистки у колонии нет. Стирка — раз в неделю. Прачка выглядит как небольшая комната с тремя кранами, из которых тонкой струей льется холодная вода.

Из воспитательных же видимо целей осужденным всегда дается только черствый хлеб, щедро разбавленное водой молоко, исключительно прогоркшее пшено и только тухлый картофель. Этим летом в колонию оптом завозили мешки склизких черных картофельных клубней. Чем нас и кормили.

О бытовых и промышленных нарушениях в ИК-14 можно говорить бесконечно. Но главная, основная моя претензия к колонии лежит в другой плоскости. Она в том, что администрация колонии самым жестким образом препятствует тому, чтобы хоть какие-либо жалобы и заявления, касающиеся ИК-14, выходили за ее стены. Основная моя претензия к начальству — то, что они заставляют людей молчать. Не гнушаясь самыми низкими и подлыми методами. Из этой проблемы вытекают все остальные — завышенная база, 16-тичасовой рабочий день и т.п. Начальство чувствует себя безнаказанным и смело угнетает заключенных все больше и больше. Я не могла понять причин, по которым все молчат, пока сама не столкнулась с той горой препятствий, которая валится на решившего действовать зэка. Жалобы из колонии просто не уходят. Единственный шанс — обратиться с жалобой через родственников или адвоката. Администрация же, мелочно-мстительная, использует все механизмы давления на осужденного, чтобы тот понял: лучше от его жалоб никому не будет, а будет только хуже. Используется метод коллективного наказания — ты нажаловался, что нет горячей воды — ее выключают вовсе.

Фрагмент заявления Надежды Толоконниковой
Фрагмент заявления Надежды Толоконниковой
 
 

В мае 2013 мой адвокат Дмитрий Динзе обратился в прокуратуру с жалобой на условия в ИК-14. Замначальника лагеря подполковник Куприянов мигом установил в колонии невыносимые условия. Обыск за обыском, вал рапортов на всех моих знакомых, изъятие теплой одежды и угроза изъятия теплой обуви. На производстве мстят сложными в пошиве операциями, повышением нормы выработки и искусственно создаваемым браком. Старшина смежного с моими отрядом, правая рука подполковника Куприянова, открыто подговаривала осужденных порезать продукцию, за которую я отвечала на промзоне, чтобы за порчу «государственного имущества» был повод отправить меня в ШИЗО. Она же приказывала осужденным своего отряда спровоцировать драку со мной.

Все можно перетерпеть. Все, что касается только тебя. Но коллективный колонийский метод воспитания означает другое. Вместе с тобой терпит твой отряд, вся колония. И, что самое подлое, те люди, которые успели стать тебе дороги. Одну мою подругу лишили УДО, к которому она шла семь лет, старательно перевыполняя на промке норму. Ей дали взыскание за то, что она пила со мной чай. В тот же день подполковник Куприянов перевел ее в другой отряд. Другую мою хорошую знакомую, женщину очень интеллигентную, перекинули в пресс-отряд для ежедневных избиений за то, что она читала и обсуждала со мной документ Минюста под названием «Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений». На всех тех, кто имел общение со мной, были составлены рапорта. Мне было больно оттого, что страдают близкие мне люди. Подполковник Куприянов, усмехаясь, сказал мне тогда: «Наверняка у тебя уже совсем нет друзей!» И пояснил, что все происходящее — из-за жалоб адвоката Динзе.

Сейчас я понимаю, что мне стоило объявить голодовку еще в мае, еще в той ситуации, но видя чудовищный пресс, который включили в отношении других осужденных, я приостановила процесс жалоб на колонию.

Три недели назад, 30 августа, я обратилась к подполковнику Куприянову с просьбой обеспечить всем осужденным в бригаде, в которой я работаю, восьмичасовой сон. Речь шла о том, чтобы сократить рабочий день с 16 часов до 12 часов. «Хорошо, с понедельника бригада будет работать даже восемь часов», — ответил он. Я знаю — это очередная ловушка, потому что за восемь часов нашу завышенную норму отшить физически невозможно. Следовательно, бригада будет не успевать и будет наказана. «И если они узнают, что это произошло из-за тебя, — продолжил подполковник, — то плохо тебе уже точно никогда не будет, потому что на том свете плохо не бывает». Подполковник сделал паузу. «И еще — ты никогда не проси за всех. Проси только за себя. Я много лет работаю в лагерях, и всегда тот, кто приходил ко мне просить за других, отправлялся из моего кабинета прямо в ШИЗО. А ты первая, с кем этого сейчас не случится».

В следующие несколько недель в отряде и на промке была создана невыносимая обстановка. Близкие начальству осужденные стали подстрекать отряд на расправу: «Вы наказаны на потребление чая и пищи, на перерывы на туалет и курение на неделю. И вы теперь всегда будете наказаны, если не начнете вести себя по-другому с новенькими и особенно с Толоконниковой — так, как вели себя старосиды с вами в свое время. Вас били? Били. Рвали вам рты? Рвали. Дайте и им *****. Вам ничего за это не будет».

Меня раз за разом провоцировали на конфликт и драку, но какой смысл конфликтовать с теми, кто не имеет своей воли и действует по велению администрации?

Мордовские осужденные боятся собственной тени. Они совсем запуганы. И если еще вчера все они были к тебе расположены и упрашивали — «сделай хоть что-то с 16-тичасовой промкой!», то после того как на меня обрушивается пресс начальства, все они боятся даже разговаривать со мной.

Я обращалась к администрации с предложением уладить конфликт, избавив меня от искусственно созданного начальниками давления подконтрольных им зэчек, а колонию — от рабского труда, сократив рабочий день и приведя в соответствие с законом норму, которую должны отшивать женщины. Но в ответ давление лишь усилилось. Поэтому с 23 сентября я объявляю голодовку и отказываюсь участвовать в рабском труде в лагере, пока начальство колонии не начнет исполнять законы и относиться к осужденным женщинам не как к выброшенному из правового поля скоту для нужд швейного производства, а как к людям.

Надежда Толоконникова

Читать новость

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru