김 월터 (walter_kim) wrote,
김 월터
walter_kim

РАССКАЗ СЕВЕРОКОРЕЙСКОЙ ЖЕНЩИНЫ







Я перешла границу в Китай в 1998 году, прибыла в Южную Корею в 2000-м.
Между этими датами я провела год в заключении в Северной Корее.

Когда я прибыла впервые в Китай, то позвонила своему отцу в Южную Корею. Попросила его помочь нам перебраться в Южную Корею, так как я слышала, что многих северокорейских беженцев в Китае ловят и насильно репатриируют в КНДР. Но телефонный звонок был запеленгован. Впоследствии, я была задержана китайской полицией. Он и арестовали всю нашу семью: меня, моего мужа, мою мать и сына, и репатриировали нас в КНДР.

Нас связали, и в таком виде везли через границу. Сына связали очень тугой верёвкой, вследствие чего его руки страшно распухли.

С августа 1999 и до 2000 года меня подвергали жестоким пыткам. Меня пытала Боуибу (Секретная полиция КНДР) в Омсуне, семь месяцев подряд. Я завидовала тюремной обслуге: они ходили каждый день на работу, хотя и за мизерную плату, а меня каждый день жестоко пытали.

Они били меня тяжёлой дубинкой, пинали кирзовыми сапогами. Однажды меня сильно ударили по спине, я только вскрикнула и свалилась на пол. Потом три дня не могла ни встать, ни сесть, поскольку они сломали мне рёбра. Не могла ни ходить, ни дышать. Они били меня о каменную стену изо всей мощи. Вся моя голова была в спёкшихся кровоподтёках, волосы вырваны. Я почти ослепла. В своей камере я слышала, как гудят мухи, и безнадёжно завидовала им,свободно порхающим сквозь железные тюремные решётки.

Моего мужа пытали сильнее. С мужчинами они вообще обращаются жёстче. Они подвесили его на верёвке и били, как грушу. Он не мог больше терпеть и честно рассказал всё, что знал о моих связях в Южной Корее. Потом тюремщик пришёл ко мне и сказал: "Скотина, ты лгала мне". Это был последний день, когда он пришёл пьяным. Он бил и пинал меня, как сумасшедший. Но я никогда не говорила им, что собираюсь бежать в Южную Корею. Называла их "сучьи дети" и отвечать им не торопилась.

В той тюрьме всего было десять камер. С 1 по 5 мужские, а 6 - 10 - женские. Тиф и чесотка там были постоянно. Я болела тифом 40 дней.
Когда я заболела, я была почти как сумасшедшая. Не могла пошевелить руками. Не могла оправляться самостоятельно. Почти ослепла и оглохла. Когда я, обессилев, падала на пол, они кричали: "Вставай, скотина", снова и снова меня били.

Даже когда они видели, что человек при смерти, они не переставали бить его дубинкой и пинать. Там была одна женщина, беременная. Она забеременела в Китае. Тюремщик ей говорил: "Ну что, скотина, как ты с китайским хахалем таскалась?" И снова её били. Вы даже не можете себе представить!

В: Ребёнок умер?
Да, он умер, конечно. Тельце завернули в тряпки.
Единственным её преступлением было бегство в Китай. Бедняжка!

В течение месяца, когда я там находилась, оттуда вынесли 35 трупов...

Сына держали там всего месяц, так как он был слишком молод. Они исполнили мою просьбу, когда я уже была почти при смерти. Отдали мне остатки своей пищи. А 13 июня 2000 года меня перевели в другую тюрьму.

В: Это после того, как вы провели семь месяцев в той, первой?

Да. В другой тюрьме меня также пытали. Это было очень страшно.
Правда, они меня не били, но всячески надо мной издевались.
Дали бумагу, ручку и велели мне описать всё, что я делала в Китае.
Я так и сделала. Всё им описала.

В: Даже о вашем звонке в Южную Корею?

Да. После этого они показали мне бумажку. На ней было имя моего мужа, и дальше - "умер". И стояла дата - 26 ноября.
А мне показали эту бумажку в феврале.

В мае 2000 года, бывший президент Южной Кореи, Ким Тэ Чжун, побывал с визитом в КНДР. Он попросил Ким Чен Ира освободить из тюрем тех, кто бежал в Китай только чтобы избежать голодной смерти. Ким Чен Ир попросил подчиненных дать ему информацию, и наконец, ситуация прояснилась ему. Президент Ким Тэ Чжун просил их всех простить.
Были и попытки нас освободить с другой стороны. сестра моего мужа заплатила 8 000 вон. Это был выкуп, чтобы освободить меня и его мать из тюрьмы. Так я вышла на свободу.

Я была молодой вдовой... Они думали, что я снова попытаюсь бежать.
Они мне угрожали, требовали, чтобы я даже не думала об этом.
Я обещала им, но всё равно решила бежать. Я уже не могла жить в той стране... Бежать в Китай! Сейчас или никогда... Я пришла снова к реке Туманган. Было сильное течение, вода очень холодная. Когда я переходила реку, увидела пограничников. Попыталась от них бежать, но неудачно.
Меня снова поймали. Привели к начальнику заставы. Составили протокол.
Меня снова связали, чтобы отправить в тюрьму. Я умоляла их простить меня, потому что понимала - тюрьма для меня означала погибель.
Я думала, что в следующий раз я уже не выдержу мучений.
У них был какой-то праздник, и они все ушли.
Улучив момент, я попыталась бежать. Бежать от смерти.
Я забежала в один дом, и умоляла старуху-хозяйку спасти меня.
Она спрятала меня в сарае. Три для я скрывалась там, с курами и свиньями. Пограничники прочёсывали город, и нашли меня...

Как видите, я смогла выжить. Муж погиб... В Южной Корее меня обследовали врачи. Второй и четвёртый позвонки сильно повреждены, а третий перебит. Я не могу найти здесь приличную работу, так как стала инвалидом. Однако самой счастливой я ощутила себя, когда прибыла в Южную Корею.
Это был самый счастливый момент в моей жизни...

(Женщина прибыла в Южную Корею с сыном и матерью в 2001 году)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment