June 3rd, 2012

ТАКАЯ ВОТ СВОЛОЧЬ В ДЕПУТАТАХ

Оригинал взят у heijo в Государственный служащий категории А
Когда в 1981 году было принято решение, что Олимпипиада-88 пройдет в Сеуле, Пхеньян, как хорошо известно, решил провести свое аналогичное мероприятие - Всемирный Фестиваль молодежи и студентов-89. Самым важным событием фестиваля стал приезд на него Лим Су Гён - девушки из Южной Кореи, которая встречалась лично с Вождем, получила почетный диплом университета имени Ким Ир Сена. По возвращению на Родину барышню арестовали и приговорили к 10 годам тюрьмы, из которых она фактически отбыла 3 года и 5 месяцев, после чего была выпущена на свободу. По выходу из тюрьмы Лим продолжила заниматься политической деятельностью, опубликовала книгу о нужности объединения, а на прошлых выборах была избрана депутатом парламента от оппозиционной левоцентристской Объединенной демократической партии.

И вот сегодня госпожа депутат отожгла. Когда к ней подошел северокорейский беженец, который учился в том же южнокорейском университете, который окончила Лим Су Гён и попросил с ней сфотографироваться, Лим среагировала достаточно эмоциально, сообщив ему следующее: "Вы – беспринципные перебежчики, коли уж приехали сюда, то помалкивайте и не раскрывайте рта. Как смеешь ты, недоумок, обращаться ко мне – депутату Национального Собрания Республики Корея?"

Хорошо, когда люди говорят то, что думают.

АНДРЕЙ ИЛЛАРИОНОВ О ГРУЗИИ

Оригинал взят у shimerli в Встреча Нового Года и другие несовместимые модели человеческого поведения

Мы знаем, что вы совсем недавно были в Грузии. Расскажите, где вам удалось побывать, с кем поговорить? Каковы ваши главные впечатления?

Это была первая моя поездка, не связанная с выступлениями, конференциями, семинарами. Михаил Саакашвили пригласил меня на встречу Нового года. Новый, 2012 год встречали в Батуми — в городе, который за последние три года заметно преобразился. Так получилось, что в этом городе впервые я побывал еще в советское время, в 1985-м, потом оказался в нем в 2008 году, вскоре после российской агрессии против Грузии. В октябре 2008 года Батуми был еще совершенно советским городом. Точнее, даже не советским, а постсоветским, находившимся в состоянии загнивания и развала, — довольно грязным и весьма непривлекательным. Сейчас же он преобразился так, что начинает походить на европейский средиземноморский город.

В нынешнюю поездку мне в голову пришло и потом никак не могло ее покинуть навязчивое сравнение того, как встречали Новый год в Кремле, когда я работал в администрации президента России, и того, как встречали Новый год в Батуми. Этот контраст совершенно не вылезал из головы. Так получилось, что с 2000-го по 2005 год я участвовал в традиционных праздничных мероприятиях по встрече Нового года, организуемых российским президентом и администрацией российского президента. Из исполнителей, регулярно приглашаемых на эти вечера, мне почему-то особенно запомнились Надежда Бабкина и группа «Белый орел», ударным хитом которой была песня (которую я, собственно, там впервые и услышал) с припевом: «А в чистом поле — система “Град”. За нами Путин и Сталинград»... И вот сколько я помню кремлевские новогодние вечера, без этой группы как-то не обходились. И без этой песни тоже.

http://bumi.ge/newspic/piacas-moedani-batumi.jpg
Площадь Пиацца в Батуми

В Грузии Новый год я встречал лишь однажды, поэтому обобщения делать трудно. Тем не менее, мне удалось посмотреть записи того, как встречали два предыдущих Новых года — соответственно 2011-й и 2010-й, тоже в Батуми.

Контраст путинского Кремля с саакашвилевским Батуми можно описать, как минимум, по ответам на три вопроса: кто, где и как.

Первое — кто. Если на встречу 2012 года в Батуми приехал Хулио Иглесиас, то раньше туда приезжали Пласидо Доминго, Хосе Каррерас, замечательная кубинская джазовая группа «Buena Vista Social Club» — легендарный международный ансамбль, собранный несколько лет тому назад из тех кубинцев, кто играл еще джаз в 50-х годах до того, как власть на Кубе была захвачена Фиделем Кастро. И вот эти весьма пожилые люди блестяще играли джаз в Батуми.

Второе — где. Пьяцца — это реконструированный (а по сути дела — созданный) в итальянском стиле квартал Батуми, который производит впечатление настоящего итальянского города. Вообще, надо сказать, значительная часть Батуми уже перестроена. А его прибрежная часть выглядит просто невероятно: почти каждый шедевр мировой архитектуры — от Афинского акрополя до Пизанской башни — имеет своего «представителя» на набережной Батуми. И вот в таком антураже мировые звезды исполняют классику — и оперную, и джазовую, и популярную.

Третье — как. Празднование Нового года в Москве, в БКД и КДС, происходило закрыто. Это было мероприятие для тех, кого отбирали, кого селективно подбирали и кого удостоили быть допущенными до двора. А в Батуми и Хосе Каррерас, и Пласидо Доминго, и «Buena Vista Social Club», — все они пели для всех граждан, для жителей Батуми, для гостей города. Это были открытые концерты под открытым небом для всех людей.

И конечно, вот это сравнение празднования Нового года в Москве и в Батуми — кто, где и как — говорит о многом — даже не только и не столько в смысле разницы между двумя политическими режимами, сколько в смысле глубочайшей пропасти культурного, мировоззренческого, человеческого характера.

http://www.ghn.ge/preview.php?w=430&h=0&file=upload/news/UirtSeQca0.jpg
Дом М. Саакашвили в Кахети
«На Рублевке в таких помещениях не везде охрана согласится жить»

О доме Президента Грузии этом многом другом узнаете, пройдя по ссылке >>>