January 26th, 2012

КАК СТРЯПАЮТСЯ ФАЛЬШИВКИ

ОБЫЧНО ПОД ЗАКАЗ. ИСХОДЯ ИЗ ТЕКУЩЕЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОБСТАНОВКИ.
ЕСТЬ СПЕЦИАЛЬНЫЕ КОМПЬЮТЕРНЫЕ ПРОГРАММЫ, КОТОРЫЕ ДЕЛАЮТ БУМАГУ КАК БЫ ВЫЦВЕТШЕЙ И ИСТЛЕВШЕЙ ОТ ДАВНОСТИ.

http://varjag-2007.livejournal.com/3209774.html



http://makkawity.livejournal.com/1989661.html










Мой дядя, Василий Матяш, вернулся домой из окружения осенью 1941 года.
Люди просто побросали оружие и разошлись по домам - ведь все они были из этих мест, из нищих и голодных украинских сёл. Два года он прожил в селе "под немцами", успев за это время жениться на местной девушке Моте и родить двоих дочерей. Мой дядя был крестьянских кровей и с умелыми руками, своими руками сделал крупорушку и маслобойку, пахал, косил, ловил рыбу, так что семья не бедствовала и не голодала. Правда, он сам все эти годы так и не понял своего положения: то ли пленный, то ли ссыльный, но никто его не трогал. Осенью 1943 года пришли "наши". Дядя Василий опять пошёл воевать, дошёл до Берлина и погиб при штурме, когда товарищ Жуков решил солдатскими телами проложить дорогу танкам. Похоронен, возможно, в братской могиле, но никто не знает, где, никто и не искал. На сельском кладбище под его именем условный гробик, а его фамилия и инициалы высечены на стеле у памятника, рядом с сотнями односельчан.
Мне доводилось читать его письма с фронта жене - маленькие треугольники со штампом "Проверено военной цензурой" и со страшными словами о том, что, возможно, это его письмо будет последним. И вот я думаю - если бы дядя Василий вернулся домой живым, загремел бы он за "измену Родине" на далёкую Колыму, доходили бы его письма оттуда, а сам он, возможно, остался бы лежать в промёрзлой колымской вечной мерзлоте.