May 8th, 2010

ОСТАЛОСЬ ЛИ У ЧЕХОВ В ПАМЯТИ, К А К И Е РУССКИЕ СПАСАЛИ ИМ ГОРОД?




Им не оставлено было выбора. Им нельзя было драться иначе. Им не оставлено было выхода биться как-то побережливее к себе. Если один "чистый" плен уже признавался у нас непрощаемой изменой родине, то что ж о тех, кто взял оружие врага? Поведение этих людей с нашей пропагандной топорностью объяснялось: !) предательством (биологическим? текущим в крови?) и 2) трусостью. Вот уж только не трусостью! Трус ищет, где есть поблажка, снисхождение. А во "власовские" отряды вермахта их могла привести только крайность, запредельное отчаяние, невозможность дальше тянуть под большевистским режимом да презрение к собственной сохранности. Ибо знали они: здесь не мелькнёт им ни полоски пощады! В нашем плену их расстреливали, едва только слышали первое разборчивое русское слово изо рта (Одну группу под Бобруйском, шедшую в плен, я успел остановить, предупредить - чтоб они переодевались в крестьянское, разбежались по деревням приймаками.) В русском плену, так же, как и в немецком, хуже всего приходилось русским...

Пришли под Прагу в начале мая. Тут их позвали на помощь чехи, поднявшие в столице восстание 5 мая, дивизия Буняченко 6 мая вступила в Прагу и в жарком бою 7 мая спасла восстание и город. Будто в насмешку,чтобы подтвердить дальновидность самых недальновидных немцев, первая же власовская дивизия своим первым и последним независимым действием нанесла удар - именно по немцам, выпустила все ожесточение и горечь, какую накопили на немцев подневольные русские груди за эти жестокие и бестолковые три года. (Чехи встречали русских цветами, в те дни - понимали, но у всех ли потом осталось в м памяти, к а к и е русские спасали им город?)

(Александр СОЛЖЕНИЦЫН, "Архипелаг ГУЛАГ",глава 6 "ТА ВЕСНА")