김 월터 (walter_kim) wrote,
김 월터
walter_kim

СЕВЕРОКОРЕЙСКИЕ БЕЖЕНЦЫ В ЯПОНИИ Радио Япония



Около 200 человек из Северной Кореи, которые не смогли вынести тамошней жизни и решились на побег, сейчас живут в Японии. В последнее время всё больше жителей Северной Кореи рассказывают о своём побеге.

Мы расскажем о судьбах двух человек из двухсот, которым удалось с риском для жизни бежать и добраться до Японии. Ли Ха На (리하나 - псевдоним) – 30-летняя беженка из Северной Кореи, которая проживает в Осака – втором по величине городе страны. Об этой женщине заговорили в Японии после того, как в январе этого года она опубликовала книгу, в которой описала обстоятельства своего побега и последующую жизнь в Японии.
Отец и мать Ли Ха На были этническими корейцами, которые родились в Японии. Они эмигрировали в Северную Корею в 1970-х годах. В Северной Корее, в городе неподалёку от границы с Китаем, и родилась Ли Ха На. Когда Ли Ха На училась в старших классах школы, всю её семью выселили в деревню, после того, как один из их родственников якобы нарушил северокорейский закон.

В то время в стране свирепствовал голод. Отец Ли Ха На к тому времени уже умер. Особенно остро нехватка продовольствия ощущалась в деревне. Поэтому высылка
семьи Ли Ха На в деревню была равносильна смертному приговору. И тогда, по словам Ли Ха На, её мать приняла решение бежать за границу.

«Мы никогда в жизни не занимались ничем, что было бы как-то связано с сельским хозяйством. Поэтому у нас не было никаких шансов выжить в деревне. И мама сказала: «Раз уж нас высылают в деревню, на верную гибель, мы должны перебраться в Китай».
Мама сказала, что нужно предпринять такую попытку, хотя в случае неудачи их ожидала верная смерть. Ли Ха На, её мать и старший брат стали искать способ перебраться на другую сторону реки, по которой проходила граница, хотя они рисковали быть убитыми северокорейскими пограничниками. Мать кое-что дала дочери и сыну на случай того, если
поимка пограничниками окажется неминуемой.

«Мать дала каждому из нас порцию яда. Она сказала, что когда мы попытаемся бежать, у нас уже не будет дороги назад, потому что тех, кого ловят и хватают ранеными, в живых не оставляют. Она сказала: «Если сложится так, что вы не сможете идти дальше, вам придётся покончить с собой. А если кому-то одному из нас будет суждено вырваться и выжить, он должен будет прожить полную насыщенную жизнь – и за себя, и за остальных».

Всем троим посчастливилось благополучно добраться до Китая. В котором, однако, таким беженцам приходится жить под постоянной угрозой. В случае если таких обнаруживают, их депортируют обратно в Северную Корею, как нелегальных эмигрантов.

В Китае Ли Ха На приходилось постоянно переезжать с места на место, работая в разных ресторанчиках. Однажды полиция, прослышав о том, что в ресторане работает беженец из Северной Кореи, арестовала весь персонал. Ли Ха На понимала, что ей грозит неминуемая смерть, в случае, если полиция узнает, кто она такая. Она была готова покончить с собой при помощи бритвы или яда, которые были у неё припрятаны.

«У меня была подготовлена фальшивая личность на случай неприятностей наподобие этой. Я могла назвать имя реально существующей женщины-китаянки. Я заучила номер её удостоверения личности, а также информацию о членах её семьи. Я могла выпалить всё это без запинки, в случае допроса полицейскими. И меня отпустили. Это было огромным облегчением – понимать, что выжить удалось и на этот раз».

Ли Ха На понимала, что в Китае она не может чувствовать себя в безопасности. Случайно она узнала о том, что Япония принимает тех северокорейских беженцев, кто раньше проживал в Японии, или их потомков. Попасть в Японию ей удалось в 2005 году, благодаря одной группе людей, которые оказывают помощь беженцам. Так ей наконец-то удалось выкинуть за ненадобностью бритву и яд, которые у неё всегда были при себе.


Корейский полуостров находился под властью Японии с 1910 года и до окончания второй мировой войны в 1945 году. На протяжении всего этого периода многие корейцы переезжали жить в Японию. После войны Корея разделилась на Северную и Южную.
Многие из проживавших в Японии корейцев поверили северокорейской пропаганде о том, что в Северной Корее их ждёт райская жизнь, что там им не надо будет больше заботиться ни о еде, ни об одежде, ни о крыше над головой. Эти люди садились на корабли, присылаемые Северной Кореей, веря, что там они смогут избежать дискриминации и нищенского существования в Японии.

Одна из беженок свидетельствует, что всё это оказалось сплошной ложью. Хан Сок Кю (한석규псевдоним) была старшеклассницей, когда отправилась из Японии в Северную Корею.
«Когда мы уезжали из Японии, нам говорили, что о нас позаботятся, обеспечат пищей, одеждой и жильём. Когда мы добрались туда, мы понали, что северокорейское государство и не собирается заботиться о нас. Наш паёк состоял на 90% из кукурузы и на 10% из риса. Да и давали его всё реже, пока совсем не оставили нас с пустыми руками».

Хан Сок Кю пришлось провести сорок тяжёлых лет в обществе, где люди лишены любых свобод. Ей удалось бежать в начале 2000-х годов.

«Моя жизнь, как и жизнь многих других людей, закончилась, когда мы поднялись на борт северокорейского корабля. Попытались бы мы жить в этой стране по-своему - такая жизнь была бы в буквальном смысле слова недолгой. Но я не могла жить, поддерживая режим, который является, по моему глубокому убеждению, неправильным».

С прошлого года Хан Сок Кю выступает с лекциями в университетах и других заведениях по всей Японии, где рассказывает людям правду о Северной Корее, в надежде, что это станет, пусть и самым маленьким, но вкладом для того, чтобы добиться перемен в Северной Корее. Хан Сок Кю призывает своих слушателей по возможности содействовать этим переменам.

«Ситуация в этой стране становится всё хуже и хуже. Я надеюсь, молодёжь это хорошо понимает, и когда-нибудь захочет помогать решению северокорейских проблем. Там есть люди, которые мечтают вернуться в Японию. Они не хотят умереть в Северной Корее».

В настоящее время, по данным Опкин Тонно – организации, которая помогает беженцам, в Японии проживает около 200 беженцев из Северной Кореи. Некоторые из этих людей не владеют японским языком и не имеют никакой работы. Нива Комаки – представительница этой общественной группы – считает, что японскому правительству следует делать больше для того, чтобы помочь беженцам обрести самодостаточность, в частности, предоставляя им возможность получения профессионального образования.

«Япония осуществляет приём беженцев из Северной Кореи. Следовательно, на правительство Японии ложится ответственность по обеспечению этих людей всесторонней поддержкой для того, чтобы эти беженцы могли здесь обустроить свою жизнь. Некоторые из них сильно нуждаются и в психологической поддержке».

Упомянутая нами Ли Ха На в марте закончила один из японских университетов. Сейчас она работает на условиях неполной занятости, в том числе и в качестве письменного переводчика корейского языка. Она хотела бы заниматься такой работой, которая приносила бы пользу различным меньшинствам, поскольку она сама является представительницей такого меньшинства. Ли Ха На говорит о своём желании создать семью и жить счастливой жизнью, что было невозможно в Северной Корее.

« Я выжила и смогла, в конце концов, попасть сюда благодаря помощи, которую мне оказало так много людей… В свою очередь, я хочу вернуть этот долг помощи и стать полезной для других людей. Если настанет день, когда в Северной Корее произойдет смена режима и связи этой страны с Японией улучшатся настолько, что люди будут свободно ездить туда и оттуда, мне бы хотелось побывать в местах, где я когда-то жила, а также навестить могилу отца».

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments