김 월터 (walter_kim) wrote,
김 월터
walter_kim

Categories:

ВАЛЕНТИН СОКОЛОВ (ВАЛЕНТИН З/К) ПОЭТ СОВЕТСКОГО ГУЛАГА

* * *


Так и льнет вагон к вагону,
К человеку человек.
На дороге
Ночи чёрную корону
Ты на голову надень.
Надоел нам шумный день
На дороге.
На дорогу тень ложится
Рук и ног крестом.
Очень много значит жест
На дороге.
По ночам бродяга плачет
И целует звёздный крест.
Человек встречает Бога
На дороге.
Сапогами сбитыми
Пыль и грязь месить.
Серебром врачует боль
Месяц.
Женщина вам встретится
Счастья попросить.
Встречу вам сплывёт с лица
Месяц.
И когда кольцо дорог
До небес докатится,
Пусть скользит в твой смертный час
Месяц.
Дорог этот жёлтый гость -
Тихий царь ночных дорог.
В полевых уснул цветах
Месяц.
На дорогу тень ложится
Рук и ног крестом.
Очень много значит жест
На дороге.
По ночам бродяга плачет
И целует звездный крест.
Человек встречает Бога
На дороге.





САГА О СНЕГЕ


Слушайте сагу,
Сагу о снеге,
Сагу о неудачном побеге.

Ночь была мрачной. Дороги не видно.
Очень обидно
Это для шага.
Сзади собаки лаяли строго,
А впереди, во мраке, -
Дорога.
Сзади - с винтовками ловкие дяди.
Сзади - горящая ярость во взгляде.
А впереди - безысходность дороги.
Два человека. Бегущие боги.

Слушайте сагу,
Сагу о снеге,
Сагу о неудачном побеге.

Помнится этой картины громадность
Бледность на лицах
И беспощадность
Выстрела сзади, в бегущие спины.
Помнится ярость слепая погони,
Звёзд на погоне мерцавшая россыпь
И, словно в синем дыму папиросы,
Помнится ужас этой картины.
Помнится ужас этой картины.

Слушайте сагу о снеге.
Сагу о неудачном побеге.

Если из зоны бежит доходяга,
Стоном озвученный маятник шага
Очень короткой живёт амплитудой.
Тихо уносят сосновые ветки
Тело от зоны, от страшной запретки.

Слушайте сагу о снеге.
Сагу о неудачном побеге.

Зверя пугают в уютной берлоге
Два человека - бегущие боги.
Выше за ними - сосен молчанье,
Звёзд в небесах голубое свеченье.
Сзади - собак разъярённых рычанье,
Сзади - тоска и позор заключенья.
Сзади - с винтовками страшные люди.
Многих из них представят к награде.
Страшные люди.
И грянувший выстрел!..

Слушайте сагу о снеге,
Сагу о снеге.

Тихо везли их унылые дроги.
Стыли на них убитые боги.
Болью в сердцах приспущены флаги.
Плыли в глазах у людей удручённых
Эти кровавые рваные раны.
Раны, к которым склонялись в поклоне
Люди, закрытые в сумрачной зоне.

Слушайте сагу о снеге,
Сагу о снеге.

И когда после, опасливо щерясь,
Тихо друг другу об этом рассказывали,
Слышались гулко в рассказе крылатом,
Долго не гасли в рассказе крылатом
Там, вдалеке, на пустынной дороге
Два человека - бегущие боги.




ГРОТЕСКИ

ПОЭМА (ОТРЫВОК)


В чёрном траурном конверте
Мне явилась мысль о смерти;
И явилась
Жизнь, что в танце окаянном,
В дальнем ломано-стеклянном
Заблудилась.
Что там было? На вопросы
Мне ответит стук колёсный
На этапах,
Дым дешёвой папиросы,
Груды тел и смертоносный,
Смрадный запах.
Мне ответит
В сером цвете
Дух столетья
На вопросы.
Мне ответит
Словом-плетью
Дух столетья
На вопросы.
Что там было? Это первый
Ребус мой в чеканном плане:
Мрак тюрьмы и люди-черви
В узком каменном стакане.
Вызывают на допросы,
Бьют и целят зубы выбить.
Вспоминая, воздух зыбить
Сладко дымом папиросы,
Тихим дымом папиросы.
Вот и кончились допросы -
Суд и сальто прокурора,
И уже в тисках забора
Облик чей-то замаячил,
Облик чёрного колосса,
Облик в будущее косо
Наклонённого колосса,-
Он меня тогда, мальчишку,
Помню, сильно озадачил.
Так я начал
Начал серые сказанья
Наказанья,
Голубые приключенья
Заключенья.
Бесноват был, рад был, весел,
Что-то весил,
С кем-то бился
И куда-то острый весь я
Растворился, перелился.
Стал пустым, а полнокровным
Был тогда в дыму барачном.
Диким скрежетом зубовным
Жил беснующийся в мрачном,
Жил и мысли свои нежил,
Мысли все одни и те же:
Как бы ласковым остаться,
Чистым, сильным, светлым, юным,
Перед идолом чугунным
В грязь лицом не распластаться.

Вам наручники известны?
Неизвестны.
Карцер - гроб сырой и тесный?
Очень тесный.
Не хотите пресмыкаться -
Значит карцер,
Всем, кто любит бесноваться,
Тесный карцер;
Знает каждый, сердцем честный
Карцер тесный;
Расправлялся с жизнью-песней
Карцер тесный.
А начальник мощью чресел
В кожу кресел
Уверяю вас, немало
В жизни весил.
В звоне вёсел луны плыли...
Вас любили.
Звали вас иные дали -
Нас не звали.
Дико это, дико, дико!
В неземном каком-то блеске,
В громовой лавине крика -
Угловатые гротески:
Вдаль ведомые колонны,
Лай людской и лай собачий,
И посёлок стооконный,
И тоской тысячетонной
Небо в серых струях плача...



Статья о поэте в русской Википедии:
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD_%D0%97%D1%8D%D0%BA%D0%B0

За свои стихи всю жизнь сидел в тюрьме. Умер в заключении, в советской спецпсихушке. Тетрадь со стихами была случайно обнаружена после смерти поэта, в доме, в котором он жил, в 1999 году. Они и составили основной костяк сборника "Глоток озона", из которого взяты приведенные выше стихотворения.
А в году 2000 какие-то нелюди разбили памятник на могиле поэта, в его родном городе Лихославле. Господи, насколько же хрупки и беззащитны доброта, талант, человечность в этой стране!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments