ГЛОБУС ПОСЕЩЕНИЙ
walter_kim








Всё, что вам понравилось/не понравилось в материалах блога, пожалуйста, отметьте в комменте к прочитанному посту! Спасибо!

[reposted post] "Великая Отечественная" отменяется. МИД РФ в ярости.
nuk18 wrote in peaceinukraine
reposted by walter_kim
В Москве выразили сожаление в связи с одобрением Верховной радой поправок к закону о ветеранах, заменяющих «Великую Отечественную войну» на «Вторую мировую»


В Министерстве иностранных дел России назвали «вопиющим неуважением» к ветеранам изъятие из законов термина «Великая Отечественная война». Об этом говорится в заявлении МИД России, на которое ссылается «РБК».

В заявлении отмену термина «Великая Отечественная война» назвали «вопиющим неуважением к истории Украины и к ныне живущим ветеранам». Это событие приравняли к демонтажу памятников советской эпохи и переименованию улиц и населенных пунктов.

«Все это является оскорблением памяти погибших во время Великой Отечественной войны, защищавших свою Родину, свои дома и семьи, а также неуважением к ныне живущим ветеранам», — сказано в заявлении МИД РФ

Read more...Collapse )


Тайны "лаборатории Касперского"
walter_kim
Originally posted by oleg_leusenko at Буга-га: гэбист Касперский назвал "случайной" кражу данных Агентства нацбезопасности США
Originally posted by oleg_leusenko at Буга-га: гэбист Касперский назвал "случайной" кражу данных Агентства нацбезопасности США
Основатель чекистской конторы «Лаборатория Касперского» Евгений Касперский нелепо оправдывается, что его компания, мол, якобы случайно получила файлы, которые имели отношение к Агентству национальной безопасности США.



По словам лубянского крота Касперского, в 2014 году аналитики сообщили ему, что скачали данные о команде хакеров Equation Group, но оказалось, что среди них есть секретные документы АНБ. Позднее «Лаборатория Касперского» утверждала, что АНБ использовала хакеров в своих целях, сообщает в среду «Медуза» со ссылкой на AP.

Касперский нагло врет, что файлы попали в «Лабораторию Касперского» в рамках стандартной процедуры загрузки исследуемых вирусов с компьютеров пользователей. Они, по словам Касперского, были после этого (та-да-да-дам!) немедленно удалены. Как именно сотрудники поняли, что эти данные секретны, русский лжец не уточняет.
Read more...Collapse )

[reposted post]не виноватая я
Grzegorz Brzęczyszczykiewicz
grzegorz_b
reposted by walter_kim
В 2014 г. антивирусные программы «Лаборатории Касперского» случайно скопировали с компьютера в США средства для цифрового слежения. Аналитики компании поняли, что это засекреченные средства спецслужб.
Так «Лаборатория Касперского» отреагировала в итоге на публикации СМИ о том, что в компьютерах компании ранее были обнаружены средства для взлома, которые до того могли быть только у Агентства национальной безопасности США (АНБ, NSA).



Там, где живут рептилоиды
walter_kim
Originally posted by anatoligreen at Там, где живут рептилоиды
Оригинал взят у ibigdan в По поводу Вальцмана

В небольшой деревушке Сафьяны, Измаильского района, Одесской области до сих пор стоит отчий дом династии Порошенко. Будущий герой Украины и по совместительству папа Президента родился в 1936 году в Сафьянах, которые на тот момент были Румынией, а в 1940 году стали Измаильским районом Аккерманской области, и только после 1954 года деревня стала подчиняться Одесской области УССР.

В селе до сих пор помнят и отца и его сына, и всю династию. Да, и на родине мамы тоже была - Григорчуков тоже все помнят. Лично ездила, спрашивала и проверяла. Так что никакого Вальцмана в природе не существует. Не выдумывайте.

На фото - отчий дом семьи Порошенко, который купила их соседка.



Ну и квартира семьи Порошенко уже в Болграде, где Петр Алексеевич родился.



Фото - мои, проверяла все лично.

Не порохобот если че. Я за правду.

Елена Марченко

http://anatoligreen.dreamwidth.org/1219888.html

Московский суд отказал семье Рауля Валленберга в ознакомлении с материалами его дела
walter_kim
Originally posted by avmalgin at Московский суд отказал семье Рауля Валленберга в ознакомлении с материалами его дела
Москва. 18 сентября. INTERFAX.RU - Мещанский суд Москвы отказался удовлетворить иск родственников шведского дипломата Рауля Валленберга к ФСБ России с требованием предоставить информацию о его судьбе после ареста в 1945 году.

"Суд решил: в удовлетворении исковых требований Мари Эльсы Дюпюи отказать в полном объеме", - огласила решение судья Ирина Афанасьева в понедельник.

Валленберг - шведский дипломат, спасший жизнь десяткам тысяч будапештских евреев в последний год Второй мировой войны, был арестован советскими властями в 1945 году.

По официальной версии российского правительства, он умер в 1947 году в Лубянской тюрьме от инфаркта миокарда. Эта версия вызывает сомнения у историков, поскольку существуют показания других заключённых, утверждавших, что они видели Валленберга или слышали о нем в 1950-е годы в других тюрьмах.

В октябре 2016 года семья Валленберга и группа исследователей из Raoul Wallenberg Research Initiative (RWI-70) представили российским властям официальный каталог открытых вопросов по делу шведского дипломата, однако власти в очередной раз отказали в доступе к архивам.


ОТСЮДА

Это странно. Когда в свое время кинокомпания направила в архив ФСБ просьбу предоставить мне как автору сценария доступ к следственному делу Н.И.Ежова, оттуда пришел отказ с мотивировкой: следственные дела для ознакомления предоставляются только родственникам и только касающиеся реабилитированных лиц (Ежов не был реабилитирован). В данном случае соблюдены оба условия: обратились родственники; Рауль Валленберг был реабилитирован Генеральной прокуратурой РФ в декабре 2000 года.

[reposted post]действия русских, маскировавшихся под УПА
Grzegorz Brzęczyszczykiewicz
grzegorz_b
reposted by walter_kim
Говоря про методы действия русских, маскировавшихся под УПА, надо отметить две вещи:
- крайнюю жетокость, в том числе по отношеню к женщинам и детям
- поддерживание человеческих пороков в своих солдатах, потому что это сближает русских и окацапившихся сильнее, чем все иное


Вот два документа про те времена:
Read more...Collapse )


Майрановский Григорий Моисеевич - "доктор Смерть" - Отравители из НКВД
walter_kim
Originally posted by grzegorz_b at Майрановский Григорий Моисеевич - "доктор Смерть" - Отравители из НКВД
Originally posted by sell_off at Майрановский Григорий Моисеевич - "доктор Смерть" - Отравители из НКВД

Майрановский Григорий Моисеевич - "доктор Смерть", полковник, начальник секретной лаборатории ядов НКВД

1899 - 1964

Родился в городе Батуми. В 1917 г. после окончания гимназии поступил на медицинский факультет Тифлисского университета, где вступил в еврейскую социалистическую организацию «Бунд» (Всеобщий еврейский рабочий союз). Одновременно в течение 5 лет занимался репетиторством Позднее он перебрался в Баку, где учился в Бакинском университете. В 1920-1922 гг. - начальник отдела кустовой промышленности СНХ АзССР.
В 1922 году Майрановский переезжает в Москву, где в 1923г. заканчивает медицинский факультет 2-го МГУ, преподает на вечерних общеобразовательных курсах Хамовнического района, работает сначала врачом в терапевтической клинике МГУ, затем ассистентом на университетской кафедре, а позднее заведующим амбулаторией на одной из московских фабрик.
С 1928 года он был аспирантом, научным и потом старшим научным сотрудником Биохимического института им. А.Н. Баха, а в 1933-1935 годах руководил токсикологическим отделом того же института; кроме того, в 1934 году назначен заместителем директора этого института.
В 1935 году Майрановский перешел во Всесоюзный институт экспериментальной медицины (ВИЭМ), где по 1937 год заведовал секретной токсикологической спецлабораторией засекреченном Отделе фармакологии

С лета 1937 г. Г.Майрановский в 12-м отделе ГУГБ НКВД СССР.
В 1938-1940 годах он был старшим научным сотрудником отдела патологии терапии 0В (отравляющих веществ). С 1940 года до момента ареста (13 декабря 1951 года) Майрановский целиком отдавал себя работе в «лаборатории смерти».
Задачу перед ним руководство НКВД поставило четкую: создать яды, которые бы “маскировали” свое гибельное действие под естественные причины смерти или болезни человека. За время существования этого секретного объекта у него было несколько “имен” — “Лаборатория №12”, “Лаборатория Х”, “Камера”.
Для проведения экспериментов Г. Майрановскому выделили большую комнату в угловом доме по Варсонофьевскому переулку. В помещении было отгорожено пять отсеков, двери которых, снабженные смотровыми глазками, выходили в просторный “приемный покой”. Перед этими дверьми во время отработки очередной серии опытов постоянно дежурил кто-нибудь из сотрудников, контролируя “процесс".

Еще в 1926-м по распоряжению наркома Менжинского в ОГПУ начала действовать лаборатория по использованию ядов и наркотиков. Она была включена в состав секретной группы Якова Серебрянского, которая занималась проведением террористических акций за границей. 12 лет спустя, с приходом нового наркома Лаврентия Берии, решено было модернизировать это “научное подразделение”. В наркомате создали две новые лаборатории. Бактериологическую, возглавил профессор С.Муромцев, другую Г.Майрановский, назначенный начальником 7-го отделения 2-го спецотдела НКВД. Спецотдел подчинялся непосредственно наркому Л.Берии и его заместителю В.Меркулову.
«Лаборатория смерти» просуществовала до 1946 года, когда была включена в состав Отдела оперативной техники (ООТ) и стала Лабораторией № 1 ООТ при новом министре госбезопасности В.Абакумове*.

Первые опыты в “лаборатории смерти” Майрановский проводил с производными соединениями иприта. Такой яд казался очень удобным: безвкусный, действует наверняка. Однако был и существенный минус: проводимый после вскрытия умершего химический анализ позволял остановить его наличие в организме. Тогда Майрановский стал экспериментировать с дигитоксином, колхицином, таллием, рицином, варьируя концентрацию этих веществ и способы их введения в организм человека.

Каждый вариант опробовался на 10 “подопытных”. Для всех испытуемых устанавливался определенный период наблюдения за действием яда: от 10 до 14 дней. Если за это время смерти не наступало, несчастного “объекта” “списывали в расход”.

После долгих опытов удалось создать яд, идеально подходящий для работы чекистских агентов. Этому препарату присвоили обозначение К-2. После его приема человек “как бы становился меньше ростом, слабел, становился все тише и через 15 минут умирал”. Ради пущей надежности для К-2 устроили “независимую экспертизу”: труп одного из отравленных был привезен в морг института им. Склифосовского, и там патологоанатомы произвели обычное вскрытие. Диагноз ничего не подозревающих врачей был однозначный: человек умер от острой сердечной недостаточности.
В лаборатории отрабатывали и различные способы введения ядов в организм жертвы. Их подмешивали в пищу, в воду, делали инъекции, брызгали на кожу…

В 1940 г. Майрановский защитил в Институте экспериментальной медицины докторскую диссертацию на тему: «Биологическое действие продуктов при взаимодействии иприта с кожей». ВАК при Комитете по делам высшей школы отклонил решение ученого совета института, требуя доработки диссертации. Однако во время войны в 1943 г. по представлению наркома НКГБ Меркулова было возбуждено ходатайство о присвоении Майрановскому степени доктора медицинских наук и звания профессора по совокупности работ без защиты диссертации. В своем ходатайстве Меркулов указывал, что «за время работы в НКВД тов. Майрановский выполнил 10 секретных работ, имеющих "важное оперативное значение».

Трудно определить общее количество жертв экспериментов, проводившихся в лаборатории Майрановского. Судя по некоторым данным, это число достигало 250 человек. Среди тех, кто расстался с жизнью в пресловутой “Камере”, были не только наши зэки, получившие “вышку”. Здесь нашли смерть и германские, и японские военнопленные, поляки, корейцы, китайцы, обвиненные в “шпионаже”. В конце 1945-го для проведения опытов привезли трех немцев- политэмигрантов, бежавших в свое время в Россию от нацистов и получивших здесь вместо спасения смертельную инъекцию.

В послевоенные годы “доктора Смерть”, “набившего руку” на лабораторных экспериментах, решили использовать в осуществлении операций по ликвидации. Его руководителями в этом деле стали признанные специалисты из госбезопасности Павел Судоплатов и Наум Эйтингон. Сам Майрановский такими подвигами гордился до последних дней жизни:
“Моей рукой был уничтожен не один десяток заклятых врагов Советской власти, в том числе и националистов всяческого рода. Об этом известно генерал-лейтенанту П.А.Судоплатову”.

Историк Никита Петров, занимавшийся изучением “боевых операций” чекистов:

“В июне 1946 года с санкции Сталина в Ульяновске Судоплатов и его сотрудники убили польского гражданина инженера Самета. Его захватили, вывезли за город, Майрановский сделал ему смертельную инъекцию, после чего была имитирована случайная смерть… В сентябре в поезде был также смертельной инъекцией убит украинский националист Шумский. В купе к этому парализованному инвалиду для проведения “боевой операции” входили Судоплатов и Майрановский…”
В том же, 1946 году от укола шприцем, наполненным ядом, погиб коммунист из США Оггинс, работавший в 1930-е агентом НКВД на Дальнем Востоке и позднее арестованный в Москве за “шпионаж”. Американцы добивались его возвращения из советских застенков на родину, но руководители МГБ очень не хотели, чтобы Оггинс оказался в Штатах. Ядовитый укол, который сделал американцу “доктор Смерть” в тюремной больнице, разом решил все проблемы. А вот в другом случае Майрановский был “только” посредником: предоставил исполнителям дозу разработанной им отравы. Этим ядом был убит архиепископ украинской униатской церкви Ромжа.

Дьявольская работа, которой занимались сотрудники “лаборатории Х”, не могла не сказываться на их состоянии. Выдержать такой “конвейер смерти” не могли даже самые закаленные “спецы”. Сотрудник госбезопасности М.Филимонов, участвовавший в испытаниях отравленных пуль, ушел в безнадежный запой уже после 10 “экспериментов”. Еще двое его коллег получили серьезные психические расстройства. Сотрудники спецлаборатории Щеголев и Щеглов покончили жизнь самоубийством.
Но сам Майрановский, казалось, был совершенно не подвержен каким-либо “сантиментам”. Судьба-мстительница приготовила Григорию Моисеевичу иной удар.

13 декабря 1951-го он был неожиданно арестован “органами”, — обвинения звучали весьма неожиданно: “должностная халатность” и “незаконное хранение сильнодействующих веществ”.

Причем “халатность” Майрановского состояла в том, что при выполнении нескольких “спецакций” его яды не сработали, и операции чекистов оказались провалены. Следователи МГБ работали больше года, наконец, зимой 1953 года состоялся суд. Решением Особого совещания при министре госбезопасности от 14 февраля 1953 года “доктор Смерть” получил 10 лет тюрьмы.

Но надобность в его знаниях и опыте не исчезла. Даже находясь в заключении, Майрановский продолжал консультировать “органы”: для этого несколько раз его вывозили из Владимирской спецтюрьмы №2 в Москву. Неугомонный отравитель пытался добиться освобождения, аргументируя это необходимостью совершенствования работы с ядами в СССР.

“У меня есть предложения по использованию некоторых новых веществ как из ряда снотворного, так и смертельного действия. Техника применения наших средств в пищевых продуктах и напитках устарела, и необходимо искать новые пути воздействия через вдыхаемый воздух…” (Из письма на имя Л.Берии.) Это послание оказалось очень кстати для тех, кто устроил “свержение” Л.Берии. Показания Майрановского были в числе самых веских аргументов, определивших смертные приговоры Берии и его помощникам.

Самому Г. Майрановскому добиться пересмотра дела так и не удалось. Он отсидел свою “десятку” полностью и был выпущен на свободу лишь в декабре 1961-го. Попробовал хлопотать о реабилитации, но результат оказался прямо противоположным: Майрановского сначала еще раз арестовали, а после освобождения в конце 1962 года он получил предписание в 24 часа уехать из Москвы.
Бывшему профессору и полковнику “подсказали” место его будущей работы: заштатная биохимическая лаборатория в Махачкале.
Но заведовать этим учреждением ему суждено было недолго. В 1964 году “доктор Смерть” скоропостижно скончался… от острой сердечной недостаточности.

В 1989 году сыновья Майрановского попытались вновь подать прошение о посмертной реабилитации их отца. В своем ответе на это прошение старший помощник Генерального прокурора СССР В.И. Илюхин писал: «Его [Майрановского] вина в совершении преступлений материалами уголовного дела доказана. Оснований к пересмотру дела и реабилитации Майрановского Г.М. не имеется».




http://www.baku.ru/enc-show.php?cmm_id=276&id=140387&c=1752






Отравители из НКВД

Никита Петров, "Мемориал": "Одной из наиболее мрачных страниц в деле Берии стала история возникновения и деятельности спецлаборатории, в которой ставились смертельные опыты на людях. Об этом постеснялись писать в кратком газетном отчете о суде над Берией, опубликованном 24 декабря 1953 года. В приговоре, тем не менее, говорилось: "Установлены также другие бесчеловечные преступления подсудимых Берия, Меркулова, Кобулова, заключающиеся в производстве опытов по испытанию ядов на осужденных к высшей мере уголовного наказания и опытах по применению наркотических веществ при допросах". Что скрывалось за этой фразой и каковы были размах и организационные формы этой деятельности?"

В ходе следствия по делу Берии в 1953-м это стало одним из "ударных" эпизодов, хотя подобрались к нему не сразу. Посаженный еще при Сталине в ходе разоблачения т. н. сионистского заговора в МГБ полковник медицинской службы Григорий Майрановский (приговорен ОСО МГБ 14 февраля 1953-го к 10 годам) сам обратил на себя внимание прокуратуры.

Весной 1953-го в надежде выйти на свободу он неоднократно обращался к новому министру внутренних дел Берии и в письмах открыто писал о своей "особой работе" в спецлаборатории и упирал на свои заслуги.

В первом, из Владимирской тюрьмы 21 апреля 1953-го, он писал: "Моей рукой был уничтожен не один десяток заклятых врагов Советской власти, в том числе националистов всяческого рода (и еврейских) – об этом известно генерал-лейтенанту П.А.Судоплатову" — и заверял Берию: готов выполнить "все Ваши задания на благо нашей могучей Родины".

После ареста Берии эти письма попали в руки следствия, и ниточка стала раскручиваться. 18 августа 1953-го дело Майрановского было передано в прокуратуру.

На допросе 27 августа 1953-го Майрановский подробно рассказал, как в конце 1938-го или начале 1939-го обратился к Берии с просьбой разрешить ему проводить опыты над людьми и в результате: "Берия одобрил мое предложение. Мне было поручено провести эти исследования над осужденными".

Теперь настала очередь допросить главного обвиняемого. На прямой вопрос об испытании ядов на приговоренных к расстрелу 28 августа 1953-го Берия ответил: "Не помню".

Но после зачтения ему показаний Майрановского понял, что отпираться бессмысленно: "Я признаю, что то, о чем свидетельствует Майрановский, является страшным, кровавым преступлением. Я давал задание Майрановскому о производстве опытов над осужденными к ВМН, но это не являлось моей идеей".

Тут же Берию спросили, был ли его заместитель Всеволод Меркулов посвящен в тайну деятельности спецлаборатории. Берия ответил – "безусловно", уточнив, что тот "больше занимался этим".

Еще немного подумав, Берия решил, что недостаточно внятно объяснил свою подчиненную роль в этом деле: "Хочу дополнить, что указания об организации спецлаборатории мною было получено от И.В. Сталина и в соответствии с этими указаниями производились опыты, о которых речь шла выше".

К этому времени Меркулов, занимавший должность министра госконтроля СССР, еще не был арестован. Но следствие имело на него виды как на ближайшего сподвижника Берии и пока допрашивало в качестве свидетеля.

К удивлению прокурорских следователей, Меркулов на допросе 29 августа 1953-го не только не отрицал наличия в НКВД такой лаборатории, но и взялся теоретически обосновывать ее необходимость.

На вопрос, не считает ли он, что эти опыты – преступление против человечности, Меркулов изрек: "Я этого не считаю, так как конечной целью опытов была борьба с врагами советского государства. НКВД – это такой орган, который мог применять подобные опыты над осужденными врагами Советской власти и в интересах советского государства. Как работник НКВД, я выполнял эти задания, но, как человек, считал подобного рода опыты нежелательными".

Так в лице Меркулова государство победило человека.

Подобными откровениями свидетель Меркулов проторил себе прямую дорогу в обвиняемые. Генеральный прокурор Руденко 1 сентября 1953-го направил Маленкову справку о Меркулове с просьбой санкционировать его арест как одного из "соратников Берии", руководившего деятельностью секретной лаборатории, где проводились опыты над людьми.

Между тем Берия по ходу дела пытался всячески умалить свою роль в организации и функционировании "лаборатории Икс".

На допросе 31 августа заявил: "Майрановского я видел всего два или три раза. Он мне докладывал о работе лаборатории и об опытах над живыми людьми", а санкции на проведение конкретных экспериментов давал Меркулов".

Более того, Берия пояснил, что вскоре после своего назначения наркомом он "интересовался этими ядами в связи с наметившейся акцией в отношении Гитлера".

На вопрос, "как вы оцениваете опыты над живыми людьми, тайные похищения и убийства людей", Берия ответил: "Это недопустимые явления и кровавые преступления".

Меркулов, будучи арестованным, на допросе 28 сентября признал, что лично дал разрешение Майрановскому на применение ядов к 30–40 осужденным, пояснив, что никто, кроме него и Берии, не мог давать такое разрешение.

Он вновь повторил, что не считает это незаконным, так как речь шла о приговоренных к высшей мере и имелась санкция Берии.

Правда, оговорился: "Я, в частности, не предполагал, что эти опыты носят мучительный характер. Я полагал даже, что процедура незаметного отравления осужденного менее мучительна, чем процедура расстрела. Конечно, я обязан был интересоваться деталями проведения опытов и создать в них должные рамки или даже прекратить их вовсе".

Майрановский на допросах 6 и 7 августа 1953-го подробно рассказал, какие яды он испытывал на заключенных.

В списке полтора десятка наименований, от неорганических соединений мышьяка и таллия, цианистых калия и натрия до сложных органических веществ: колхицина, дигитоксина, аконитина, стрихнина и природного яда – кураре.

Причем параллельно шли испытания этих же ядов и на животных, и результаты Майрановский опубликовал в 1945-м. Понятно, что об испытаниях на людях он в публикациях умалчивал.

Как увлеченный естествоиспытатель Майрановский не мог не поделиться со следователем "своими открытиями" и впечатлениями.

Он подробно рассказывал о картине отравления тем или иным ядом. Например, о том, что наиболее мучительной была смерть от аконитина, которым он отравил десять человек: "Должен сказать, что мне самому становится жутко, когда я вспоминаю все это".

Помимо Майрановского, занятого токсикологическими исследованиями, в опытах на людях принимали участие старший химик спецлаборатории Александр Григорович и бактериолог Сергей Муромцев, испытывавший на заключенных ботулинический токсин.

Допуск в лабораторию имели: Судоплатов, Эйтингон, Филимонов и начальник лаборатории Аркадий Осинкин.

Как пояснил на следствии Майрановский, помимо руководителей НКВД об опытах на людях знали и подчиненные коменданту Лубянки Блохину сотрудники комендатуры: братья Василий и Иван Шигалевы, Демьян Семенихин, Иван Фельдман, Иван Антонов, Василий Бодунов, Александр Дмитриев, которые обычно производили расстрелы, а в случае передачи приговоренных в лабораторию Майрановского были избавлены от необходимости выполнять свои палаческие обязанности.

Трудно сказать, были ли они рады этому обстоятельству, не видели ли в Майрановском конкурента, способного "отобрать работу" – заменит пробиркой с ядом их натруженные и мозолистые от рукояток пистолетов руки. И что тогда – увольняться?

Подробно об истории создания лаборатории рассказал комендант Василий Блохин на допросе 19 сентября 1953-го.

Берия вскоре после назначения наркомом внутренних дел вызвал его и сказал, что нужно подготовить помещение для производства опытов над заключенными, приговоренными к расстрелу. Блохин датирует этот разговор 1938 годом.

Сначала Берия выяснил, нельзя ли использовать для этого помещение в доме № 2 (в главном здании НКВД на Лубянке). Блохин ответил, что такую работу в доме № 2 проводить нельзя и есть возможность оборудовать помещение в другом доме (как явствует из показаний Майрановского, это было здание НКВД в Варсанофьевском переулке).

Блохин набросал план и передал Мамулову. Из помещения 1-го этажа было сделано 5 камер и при них приемная.

Майрановский вводил яд заключенным через пищу, путем уколов тростью или шприцем, а также проводил опыты с беззвучным оружием.

Блохин рассказал: "При умерщвлении доставленных арестованных путем введения различных ядов присутствовал я, а чаще дежурные, но во всех случаях, когда умерщвление уже было произведено, я приходил в помещение Майрановского для того, чтобы закончить всю операцию. Из управления Судоплатова – чаще других в помещении Майрановского бывал Эйтингон, несколько реже бывал Судоплатов. Во всех случаях умерщвления бывали представители отдела "А" Подобедов, Герцовский, Воробьев".

Задания спецотделу, а с 1943-го – отделу "А" подобрать приговоренных для передачи их в лабораторию давали Берия и его заместители Меркулов и Кобулов. Арестованных, подлежащих доставке к Майрановскому, доставляли и размещали по камерам, обязательно с участием работников отдела "А".

"После умерщвления арестованных также обязательно присутствовал представитель отдела "А", который на обороте предписания составлял акт о приведении приговора в исполнение, который подшивался работником отдела "А", а также мною и иногда представителем управления Судоплатова. Эти акты хранятся в отделе "А"..."

Блохин пояснил, что умерщвление таким способом приговоренных шло с конца 1938 по 1947 год. Больше всего в 1939 – 1940 гг. - около 40 человек.

С началом войны это прекратилось, и с 1943-го, когда опыты на людях возобновились, – около 30 человек.

Блохин вел тетрадку, куда по собственному почину заносил фамилии подопытных, но в 1941-м сжег ее, потом возобновил записи в 1943-м и, уходя на пенсию в 1953-м, передал тетрадку своему заместителю Яковлеву, а тот с согласия Блохина ее сжег.

В декабре 1953-го Берия и его ближайшие соратники были осуждены и расстреляны.

Но расследование прокуратурой истории спецлаборатории продолжалось. Вот что рассказал о своем участии в деятельности спецлаборатории и опытах на людях 4 марта 1954-го на допросе в прокуратуре Муромцев. В 1942-м его вызвал Судоплатов и в присутствии Филимонова предложил участвовать в дежурствах в спецлаборатории. В обязанности входило наблюдение и запись результатов наблюдений.

"Лично я, – сказал Муромцев, — участия во введении ядов не принимал". Согласно показаниям Муромцева, почти ежедневно в "Лаборатории Икс" бывал Филимонов, "один раз при мне был Судоплатов (приходил вместе с Филимоновым) – осмотрел обстановку, прошел по коридорчику, посидел несколько минут в приемной, задал несколько вопросов Майрановскому и ушел".

Как рассказал Муромцев, он дежурил в спецлаборатории недолго – 2–3 месяца, потом отказался, так как не был "в состоянии переносить эту обстановку": непрерывное пьянство Майрановского, Григоровича, Филимонова вместе с работниками спецгруппы.

"Кроме того, сам Майрановский поражал своим зверским, садистским отношением к заключенным". Некоторые препараты вызывали у заключенных тяжелые мучения.

У Муромцева стали портиться отношения с женой (ей не нравилось, что он не ночует дома). Муромцев поговорил с Блохиным, тот доложил Судоплатову, и его не стали больше брать на дежурства. Как пояснил Муромцев, "с Филимоновым я не стал говорить, так как он к тому времени спился".

За время дежурств Муромцева были проведены опыты над примерно 15 осужденными. На вопрос, испытывал ли Муромцев свои препараты, он ответил: "Однажды мне Филимонов сказал, что по предложению Судоплатова я должен проверить действие токсина бутулинуса (так в тексте, речь идет о ботулиническом токсине. – Н. П.) в спецлаборатории, куда я был ими введен для дежурств у Майрановского".

Опыт Муромцев провел вместе с Майрановским, токсин был дан вместе с пищей. "Таких опытов было три, кажется, со смертельным исходом. Смерть наступила в течение 48 часов". Во всех случаях наблюдались слабые желудочные боли, тошнота и паралич. Результаты опытов по ботулиническому токсину Филимонов докладывал Судоплатову.

Еще Муромцев вспомнил, как один раз по распоряжению Судоплатова, переданному через Филимонова, он выдал во время войны Майрановскому одну дозу ботулинического токсина для применения, как ему сказал Филимонов, за кордоном, в Париже.

Потом Муромцева вызвал Судоплатов и в присутствии Филимонова ругал за то, что препарат оказался не действующим.

Муромцев пояснил, что не знал о том, кто эти люди, доставлявшиеся для опытов, а знал лишь, что они приговорены к ВМН. И добавил: "Вообще, я считаю, эти исследования с общечеловеческой точки зрения недопустимыми. Нам говорили, что все эти яды должны идти на операции за кордон. Говорили Филимонов и Судоплатов".

Майрановского на допросе 13 марта 1954-го спросили, почему он скрыл, что исследование ядов вел в конце 1938-го еще во внутренней тюрьме.

Майрановский признал, что исследования начал в комнате, находящейся в доме в Варсанофьевском переулке, но один раз, когда нужно было проверить какое-то средство, чтобы дать его руководству, производил опыты во внутренней тюрьме НКВД.

Григорович стал помогать в дежурствах, когда опыты проводились еще в одной комнате в Варсанофьевском переулке, помогал и В.Д.Щеголев (он в апреле 1940-го в ходе экспериментов отравился и покончил с собой).

Был задан вопрос об опытах с отравленными пулями, и Майрановский рассказал, что опыты им проводились при Филимонове. Участовали сам Майрановский, Григорович, Филимонов и спецгруппа Блохина.

Это были облегченные пули, внутри которых был аконитин: "Начали эти опыты в верхней камере в Варсанофьевском переулке, но тогда, когда уже в шести нижних проводились исследования ядов".

Майрановский: "В Варсанофьевском переулке, в верхней камере мы проделали опыты, кажется, на трех человеках. Потом эти опыты проводились в подвале, где приводились приговоры в исполнение, в том же здании Варсанофьевского переулка. Здесь примерно было проведено опытов над десятью осужденными".

Производились выстрелы в "неубойные" места разрывными пулями. Смерть наступала в промежуток от 15 минут до часа, в зависимости от того, куда попала пуля. Стреляли в "подопытных" Филимонов или кто-либо из спецгруппы.

"Мне кажется, – добавил Майрановский, – Григорович не стрелял, сам я тоже ни разу не стрелял… все случаи при применении отравленных пуль кончались смертью, хотя я вспоминаю один случай, когда подопытного достреливали работники спецгруппы". И был случай, когда пуля остановилась у кости, и подопытный ее вытащил. При опытах с отравленными пулями в подвале присутствовали Майрановский, Филимонов, Григорович, Блохин и его работники из спецгруппы.

Еще Майрановский вспомнил об опытах с отравленной ядом подушкой, что вызывало сон, и о том, как давали большие дозы снотворного, что вызывало смерть.

Ряд преступных эпизодов так и не был расследован.

Майрановский на допросе 27 августа 1953-го рассказал, что участвовал в операциях по устранению людей в ходе тайных встреч на конспиративных квартирах.

Задания он получал через Судоплатова. Обсуждение предстоящих акций проходило у Берии или Меркулова, и во всех случаях в обсуждении участвовал Судоплатов (иногда Эйтингон и Филимонов).

Как пояснил Майрановский, "мне никогда не говорилось, за что то или иное лицо должно быть умерщвлено, и даже не назывались фамилии".

Майрановскому организовывали встречу с потенциальной жертвой на конспиративной квартире, и во время еды, выпивки, как он пояснил, "мною подмешивались яды", а иногда предварительно "одурманенное лицо" убивал посредством инъекции.

Как сообщил Майрановский, "это несколько десятков человек".

Дал показания о спецлаборатории и Судоплатов. На допросе 1 сентября 1953-го он рассказал, что в курс дела о "Лаборатории Икс" и опытах его ввел начальник 4-го спецотдела НКВД Филимонов, когда его отдел вошел в управление, руководимое Судоплатовым.

Работу в "особой лаборатории" проводили Филимонов, Майрановский и Муромцев и отчитывались о ней перед Меркуловым и Берией. Согласно сохранившимся протоколам испытаний, работа началась в 1937 или 1938 годах. Всего сохранилось 150 протоколов.

По свидетельству Судоплатова, Абакумов в 1946-м отдал распоряжение ликвидировать лабораторию, а протоколы испытаний – хранить у себя. И Судоплатов хранил эти документы вплоть до своего ареста в августе 1953-го.

После ареста Судоплатова протоколы находились в Генеральной прокуратуре.

В 1954-м папка с названием "Материалы лаборатории Х" была передана из Генеральной прокуратуры на постоянное хранение в КГБ.

Ее содержание нынешняя ФСБ хранит в тайне, хотя это противоречит ст. 7 "Закона о государственной тайне", запрещающей засекречивать сведения о репрессиях и преступлениях против правосудия.

Интересно, как долго ФСБ намерена хранить в тайне имена жертв преступных экспериментов сталинских чекистов?

Источник: "Новая газета"



http://www.hro.org/node/8308




[reposted post]БАНДА ПУТИНА. Начат сбор подписей с обращением к главам государств Запада, арестовать счета банды ПУ
kremlin_pu
reposted by walter_kim

БАНДА ПУТИНА. Начат сбор подписей с обращением к главам государств Запада, арестовать счета банды Путина и запретить въезд её главарям

29 августа в 15:56

Сообщается о начале сбора подписей под обращением к главам стран Запада запретить членам банды Путина въезд в государства Европы и США и арестовать счета путинской банды за рубежом (по этой ссылке).

На момент публикации уже собрано почти 15 тысяч подписей. Ниже приводится текст обращения:

Обращение к лидерам всех государств, политических и общественных объединений, международных организаций, руководителям средств массовой информации, гражданам всех стран.

***

Обращение к лидерам всех государств, политических и общественных объединений, международных организаций, руководителям средств массовой информации, гражданам всех стран.

Обращаемся к вам с просьбой о расширении персональных санкционных списков Европейского Союза и США , путем включения в него должностных лиц государственной, верховной и региональных органов Российской власти: законодательной, исполнительной, судебной, умышленно и систематически нарушающих наши конституционные права и свободы, федеральные законы и нормы международного права, фактически осуществляющих геноцид граждан России, финансовую и военную интервенцию, несущую угрозу всему мировому сообществу.

ВОР ДОЛЖЕН СИДЕТЬ В ТЮРЬМЕ!!!Collapse )

Умерла Регина Леонидовна Стомахина
walter_kim
Originally posted by alterfrendlenta at Умерла Регина Леонидовна Стомахина
не дождалась сына из тюрьмы

То есть, один раз дождалась:

а второй раз - нет. Видела его последний раз в москве на "судах" два года назад. Умерла, не пережив весть о присужденной ему крытой тюрьме. Всё потому, что сын её смел "своё суждение иметь" и имел смелость и упрямство не молчать о этом.

Регина Леонидовна была сложным человеком и жить ей было очень трудно. Она еле ходила по москве, но в любую погоду таскалась с сумками в Буреполом на свиданки первым сроком. Она всю себя отдала своему сыну - а идише мама! - и требовала ото всех такой же самоотдачи, вычёркивая навсегда из своего круга тех, кто хоть на йоту не дотягивал до её планки. Со мной она последние месяцы не разговаривала. Теперь отмучилась.

У Бориса больше никого из родных не осталось. 


RIP

?

Log in

No account? Create an account