Как мы становимся рабами мегакорпораций



В декабре я обнаружил, что мне заблокировали доступ в AirBnB. Я подумал, что это какая-то ошибка и написал в службу поддержки. В ответ мне написали, что мой аккаунт больше поддерживаться не будет, это их право заблокировать мою запись, они не обязаны ничего объяснять, они также не несут ответственность за любые убытки, вызванные их действиями, и запрет на пользование AirBnB у меня пожизненный, а также распространяется на все мои будущие аккаунты, которые я попытаюсь создать. Их решение окончательное, и больше на мои письма они отвечать не будут. Меня удивили два момента. Во-первых, я не нарушал никаких правил сервиса, на которые они ссылались в своем письме. Во-вторых, с клиентами так по-хамски обычно не разговаривают. Подобное поведение можно ожидать от дремучих совковых госсервисов, но никак не от прогрессивной международной компании, которая завоевала место на конкурентном рынке за счет более качественных услуг.

Но с другой стороны, после некоторого анализа становится понятно – это естественный тренд развития современных компаний. За последние 10-15 лет мир качественно изменился. Когда стал активно распространяться интернет, казалось, что это приведет к увеличению конкуренции, а значит, качества и прозрачности предоставления товаров и услуг. Действительно, на первом этапе так и было. Когда я в начале 2000-х гг. приехал учиться в США, то каждый раз, покупая что-то по интернету, я выбирал среди множества интернет-магазинов. Когда я путешествовал и бронировал себе квартиру на месяц или на два, то в поиске Google находил несколько десятков агентств недвижимости и выбирал лучший вариант. Потребителям стало легче сравнивать варианты, и цены опускались.

Однако в последние годы интернет-рынок стал все более и более монополизирован. Когда я приехал на пару лет пожить в США в 2015 г., то все интернет-покупки я делал исключительно через Amazon, отели бронировал через Booking.com, квартиры на короткий срок снимал через AirBnB, такси вызывал через Uber. И это не исключительно американская тенденция. Это общемировой тренд. В каждом сегменте рынка появляется одна или две компании, которые фактически контролируют подавляющую долю рынка. Хочешь работать или покупать товары/услуги на этом рынке – пользуйся сервисом данных компаний.

Монополизация рынков – естественный процесс. Речь идет, прежде всего, о сетевых сервисах. Если вы хотите забронировать отель или квартиру, то и с точки зрения потребителя, и владельца квартиры/отеля, чем больше участников сервиса, тем лучше. В социальных сетях также критически важным является число участников. Facebook (а также принадлежащий ему Instagram) стал фактически мировым монополистом в сегменте социальных сетей. Google обладает монопольной властью в сегменте поиска. Amazon – на рынке электронной коммерции. Возможная конкуренция со стороны новых игроков все меньше представляет угрозу для этих компаний. Ведь чтобы вы начали пользоваться условно новым Facebook, вам нужно, чтобы значительное число ваших друзей начало пользоваться этим новым Facebook. А выдернуть значительную часть общества из состояния статус-кво и перетащить на новый сервис – очень непростая задача.

Корпорации, которые становятся монополиями, начинают вести себя, как монополии по отношению к потребителям и поставщикам. К счастью, Amazon, Facebook, Google, Uber, Booking и другие крупные компании не ведут себя так по-хамски к своим клиентам, как AirBnB, но на практике нет никаких рыночных сил, которые бы их в этом ограничивали. Почему AirBnB может позволить себе так общаться? За 10 лет бизнес агентств по сдаче квартир на короткий срок резко упал, львиная доля рынка ушла к AirBnB. Если у тебя есть квартира, и ты хочешь ее сдавать – то хочешь-не хочешь, иди к AirBnB. И если даже они вдруг решат заблокировать твой аккаунт, ни к каким конкурентам ты уйти не сможешь, так как их нет. Остается только писать бесконечные письма в службу поддержки и открытые письма (см. например https://medium.com/@kellykampen/airbnb-why-did-you-terminate-my-account-an-open-letter-to-airbnb-9631213f8a1b). Facebook и Google стали фактически монополистами на рынке интернет-рекламы. Если они решат вдруг отказать кому-то в предоставлении услуг, то это может поставить под угрозу существование этого бизнеса. Мы уже наблюдаем, как блокировки аккаунтов в социальных сетях ставят под угрозу возможность распространения информации. Например, недавно Instagram заблокировал аккаунт Киры Ярмыш (https://twitter.com/Kira_Yarmysh/status/1220648560112422914?s=19). Да и сам Facebook регулярно блокирует различные аккаунты, и пользователи тратят много усилий, чтобы их разблокировать.

В дальнейшем ситуация будет только хуже. Монополии – это завышенные цены и плохой сервис. Пока мы наблюдаем только первые сигналы подобного поведения. Все-таки все вышеперечисленные компании появились на конкурентном рынке, в результате того, что они на каком-то этапе предложили лучший продукт, поэтому пока еще в них сильна рыночная культура. Но чем больше они будут чувствовать свою монопольную власть, тем больше будет давление на потребителей их сервисов. И в этом отношении ситуация может стать даже худшей, чем в случае с государством. Государство тоже обладает монополией по многим вопросам – охрана правопорядка, выдача документов, регистрация сделок по недвижимости и многим другим. Однако за много лет демократические общества научились ставить госчиновников под свой контроль. В любой западной стране тяжело себе представить ситуацию, что когда человек обращается за получением паспорта, а чиновник ему отвечает: «Паспорт я тебе не дам, причины своего решения объяснять тебе не обязан, и вообще я больше ничего тебе отвечать не буду, а паспорт и другие документы мы тебе вообще больше никогда не выдадим». Даже Путин, когда ограничивает в политических правах своих соперников, пытается подогнать под это какую-то законную базу. В этом смысле мировые корпорации абсолютно бесконтрольны – они могут заблокировать аккаунт без всяких объяснений, если у вас там был какой-то баланс – эти деньги конфисковать, и жаловаться кому-то бесполезно – вы же подписали пользовательское соглашение, что у сервиса есть все права, а у пользователя никаких.

Проблема еще заключается в том, что по стоимости эти корпорации становится соразмерны с ВВП довольно крупных государств. Например, ВВП России в 2018 г. составил порядка 1.5 трлн долларов, рыночная капитализация Apple - 1.4 трлн долларов, Google – 1 трлн, Amazon – 920 млрд, Facebook – 620 млрд. Количество пользователей Facebook составляет 2.2 млрд человек – треть населения Земли. То есть за последние 10 лет в мире быстро развились монстры, размеры которых сопоставимы с экономиками крупных стран, правила и принципы работы которых фактически никто не контролирует – они сами пишут себе правила, сами же их выполняют и сами же контролируют их исполнение.

Хорошие новости, что мы понемногу начали отдавать себе в этом отчет и что-то с этим делать. Например, в 2018 г. начал действовать европейский регламент о защите данных (GDPR), который устанавливает минимальные правила, как корпорации должны хранить и распоряжаться данными пользователей. Я думаю, это только первый шаг. Из-за давления пользователей на политиков, международные мегакорпорации будут подвергаться все большему регулированию. Постепенно будут регулироваться цены (чтобы монополии не зарабатывали монопольные прибыли), будут регулировать правила блокировки аккаунтов (если вы монополизировали сервис, то вы не можете без веских причин лишать пользователей доступа на этот рынок – так же, как сейчас никто без причин не может лишить вас воды или электричества), будут регулировать объем и качество предоставляемых услуг.

Конечно, никто из нас не любит, когда государство вмешивается в рыночные процессы. Очень часто, вмешательство представляет собой бОльшее зло, чем само по себе несовершенство рынков. Однако в случае быстрого становления мегакорпораций-монополистов, государственное регулирование – это единственный рычаг который может остановить полное порабощение этими корпорациями своих пользователей.



Рейтинг компаний по остеклению балконов в Москве

Оценка компаний была проведена Московской гильдией замерщиков по 21 параметру, на основании опроса 120 технологов и замерщиков, специализирующихся на остеклении балконов и лоджий.

Место в ТОП12 Фирма Средний балл
1 Московские окна 4,90
2 Балконы Москвы 4,86
3 ОБМ - Остекление балконов Москвы 4,81
4 Остекление сервис 4,81
5 Элит балкон 4,71
6 Лучшие окна 4,67
7 Балкония 4,52
8 Мосбалкон 4,43
9 Окошкофф 4,33
10 Рanokna 4,29
11 Остекление-МСК 4,19
12 LOGGIAS 4,14

Специалистами было рассмотрено 34 компании. Лучшие 12 перед вами. Данные приведены на январь 2020 года.



Критерии были жесткие. Но Москва слезам не верит. Некоторые фирмы получили среднюю оценку меньше двух баллов.
Ниже приведены критерии по которым ранжировались компании. Возможно, описание этих критериев будет даже более полезным для простых потребителей и потенциальных заказчиков, чем сам рейтинг.
Итак…
Collapse )
дед

Российская пропаганда высасывает из пальца фейковые сенсации про Степана Бандеру



Российские пропагандистские СМИ такого плана, как «Звезда» и «Царьград» выдали новость: «Профессиональный агент Гитлера»: ЦРУ рассекретило документы о Степане Бандере «.

Разбор данного фейка от российских СМИ на своём Telegram-канале представил Владимир Бойко. Данное развенчание фейка представляем вашему вниманию.

Collapse )

СЕРЁЖА СПОСТЕРІГАЄ, ЯК Я КУШАЮ ХОЛОДЕЦЬ (https://atsman.livejournal.com/2506483.html)

На каком языке это написано? Мой уважаемый френд уверяет, что на чистом украинском! Разубедить его или просто помочь ему исправить ошибки я не могу, поскольку давно забанен в его журнале.
Кроме того, уважаемый друг забанил оба моих ФБ-аккаунта. Если вас кто-то забанил в фейсбуке, напомню, это означает, что его страницы в этой социальной сети вы просто не можете видеть, с вашей забаненной им страницы. Завести мне, что ли, ещё один аккаунт, чтобы его там читать? А стоит ли? Если он и там такие вот прелести пишет. А в ответ на ваше замечание может запросто вас обозвать или оскорбить.
Лучше, по моему, на каждый чих уважаемого френда не откликаться, а просто продолжать свою работу. Просто делать своё дело, а там будь что будет...

ЗАЯЧЬИ УШИ НЕ ДАЮТ ПОКОЯ

Загрузил новую статью Андрей Николаевич 19 декабря. Статья была об отношениях в 70 годы прошлого столетия тогдашнего советского руководства к так называемым "идеям чучхе". И хотя тех людей, которых может касаться статья, давно нет в живых, но всё же... Бережёного Бог бережёт, подумал Андрей Николаевич, и на всякий случай свою статейку удалил.

Хотя след всё же остался, вот такой:


Напомню, что в те годы северокорейские печатные издания находились в каталогах "Союзпечати", однако подписаться на них было невозможно.

Письма в КНДР, в частности, на Пхеньянское Радио, не пропускались советской почтовой цензурой.

Разрушение институтов – мафия, гражданская война, или боливийский сценарий?


Мы последние много лет постоянно говорим о разрушении институтов в России. В то же время мы до конца не отдаем себе отчет в том, что на самом деле стоит за этими словами и как это может повлиять на будущее государства. Спойлер: очень плохо. Приведу несколько примеров.

Институт высшего образования. Я закончил несколько российских вузов, в том числе и ВШЭ. Когда я туда поступал в 2001 г., для меня символами этой школы были Егор Гайдар и Евгений Ясин, а идеалами ВШЭ – свобода, рыночная экономика, обустройство новой России. Когда я познакомился с Кузьминовым, он также произвел на меня вполне благоприятное впечатление – молодой, образованный, перспективный ректор. Такие и должны управлять современными вузами. Когда появился совместный бакалавриат РЭШ и ВШЭ, я очень обрадовался. Это лучшая в Россия программа высшего экономического образования, соответствующая лучшим мировым университетам, и я очень тогда хотел, чтобы мои дети там учились.

Я 20 лет наблюдаю за ВШЭ, и мое мнение об этом вузе сильно изменилось. Я считаю ректора Кузьминова беспринципной сволочью, проректора Касамару – беспринципной сволочью, председателя наблюдательного совета ВШЭ Сергея Кириенко – беспринципной сволочью, члена наблюдательного совета ВШЭ Анастасию Ракову – беспринципной сволочью. В ВШЭ до сих пор работает много людей, к которым я хорошо отношусь и глубоко уважаю. Но политику этого вуза определяют не они, а вышеобозначенные беспринципные сволочи. Хочу ли я, чтобы мои дети учились в вузе, где политику найма/увольнения профессоров, зачисления/отчисления студентов определяли Кузьминов, Касамара, Кириенко и Ракова? Нет, не хочу.

Я привел ВШЭ лишь как пример. Похожие вещи происходят практически во всех вузах страны. Мы можем заключить, что несмотря на многомиллиардные вливания и супергранты, система высшего образования страны деградировала, потому что без академической свободы сильными университеты не могут существовать.

Институт медиа. В 1990-ые и в начале 2000-х гг. был мощный подъем российской журналистики. Медиа реально стали четвертой властью – их боялись и политики, и бизнесмены, и чиновники. Для меня тема журналистики особенно близка, потому что я сам был тесно связан с медиа. В 2000-е я входил в советы директоров газет «Аргументы и факты», «Труд» и «Экстра-М». Моя жена работала в Газете.ру, Newsweek и «Ведомостях». Что мы наблюдаем сейчас? Полную деградацию. Когда я наблюдал последний спор Навального с журналистами «уважаемых медиа», мне прямо было неловко, что когда-то я каждое утром первым делом шел к киоску, покупал «Ведомости» и прочитывал их от корки до корки. Один из основных политиков страны обвиняет госчиновника (а Костин по сути госчиновник) в коррупции и внебрачной любовной связи, и об этом молчат все ключевые деловые издания страны, включая «Ведомости». Я не буду публично разбирать нелепость их оправданий (их можно почитать, например, здесь https://t.me/Nackepelo/915). На самом деле причины их молчания две. Либо это цензура (или самоцензура). Либо желание журналисток самим оказаться на месте Наили. Ведь это так круто - найти богатого принца, пусть старенького и пухленького, который будет осыпать тебя яхтами, самолетами, квартирами и бриллиантами. А поругаешься с подругой Наилей, так и брызг от ее золотого дождя лишишься. Все остальные оправдания – про грубость и резкость Навального, что он не перепечатывает каждую новость «Ведомостей», что там не хватает факт-чекинга и т.д. – это все чушь, муть и компот.
Итого, за последние 10 лет институт журналистики разрушен. Остались отдельные журналисты. Остались даже какие-то небольшие смелые издания, но СМИ как института и тем более как четвертой власти в России больше не существует.

Институт судебной власти и правоохранительной системы. Их разрушение - самое болезненное явление. На прошлой неделе вынесли очередную серию абсолютно неправосудных приговоров.  Я уж не говорю, что Егора Жукова осудили по известном принципу «был бы человек, а статья найдется». Изначальное дело о массовых беспорядках развалилось, потому что вообще не имело под собой доказательств. Но не отпускать же явно оппозиционного настроенного гражданина? Ему тут же придумали другое дело и дали три года условно. В «московском деле» вообще отсутствуют потерпевшие. Нет даже царапин у полицейских и «сколотой зубной эмали». А если кто-то кинул мусорный бак и не попал, что из этого? Есть же в уголовном кодексе понятие «аффекта». В конце концов если нормальный человек видит, что остервенелые полицейские дубинками мутузят безоружных женщин и подростков, то у него может возникнуть желание в них что-то кинуть (например, мусорный бак, пластиковую бутылку или бумажный стаканчик). Все больше становится очевидным, что власть использует органы правопорядка, чтобы устрашать несогласных, а не для того, чтобы обеспечивать правопорядок (что по идеи должно являться основной их функцией).

Можно жить без вузов и медиа, но нельзя жить без полиции и судов. Когда они не работают, появляются альтернативные институты. Почему в 1990-е появились полчища бандитов? Потому что советская правоохранительная система была уже разрушена, а российская еще не была создана. Но спрос, прежде всего, у бизнеса, на правоохранительную и судебную систему существовал. Эту роль стали выполнять бандиты – они предоставляли охранные услуги и решали споры между предпринимателями (судебная власть). Как только Россия наладила функционирование базовых правоохранительных и судебных институтов, роль бандитов и «крыш» резко снизилась. Я не верю в то, что в России может возникнуть независимая от Путина мафия. Он уже построил мощную мафиозную структуру и будет давить в зародыше любые попытки построения альтернативной мафии (ее разрешено иметь только Кадырову).

Второй вариант – это сопротивление населения (по типу приморских партизан, только масштабнее). Почему вы обращаетесь к полиции, если что? Потому что вы им доверяете. Если полиция потеряет доверие, и вы знаете, что в вашем городе кто-то начинает с ней бороться, вы просто не будете на него доносить. В России порядка 7 миллионов только легальных стволов огнестрельного оружия (https://meduza.io/feature/2017/06/11/skolko-rossiyan-vooruzheny-i-vliyaet-li-eto-na-kolichestvo-sovershaemyh-prestupleniy). Если население встанет на тропу войны с правоохранительными органами, то тут бумажными стаканчиками и пластиковыми бутылками дело не обойдется. Впрочем, я не верю и в сценарий масштабной партизанской войны против полиции. К тому же я уверен, что полицейские и росгвардейцы не захотят умирать за Путина, Сечина, Костина, Симоньян и прочих аскер-заде, воюя с собственным народом.

Однако все-таки нельзя жить без полиции или хотя бы ее суррогатов. Если ни того, ни другого нет, надо менять власть полностью и строить институты с нуля. То, что институт полиции и суда разрушен, очевидно не только нам, но и тем, кто внутри системы. Как минимум один полицейский отказался быть потерпевшим по «московскому делу» и уволился (https://www.svoboda.org/a/30242616.html). Вероятно, были еще тихие отказники, о которых мы не знаем. Я думаю, что значительное число тех, кто идет служить в органы, руководствуется мотивацией борьбы с преступниками, а не избивать безоружных людей, которые мирно вышли заявить о своих правах. Таких сотрудников полиции и Росгвардии, которые отказываются выполнять преступные приказы будет все больше. Скорее всего, как только начнется активная борьба населения за смену политического режима (потому что это единственный вариант построить эффективные институты правопорядка), которая будет включать в себя коктейли Молотова, несколько групп а-ля приморские партизаны, массовые выходы народа на улицы, то дело пойдет по боливийскому сценарию (https://www.bbc.com/news/world-latin-america-50360413). Там армия и полиция самоустранились от участия в политическом конфликте, публично отказавшись стрелять в собственных граждан. В Боливии бывшему президенту Эво Моралесу все-таки удалось бежать в Мексику. Но многим чиновникам (например преседателю ЦИК https://ria.ru/20191111/1560786315.html) бежать не удалось. Их арестовали.



Я+Очки

"Заброшка" за миллион: почему загородные коттеджи стали никому не нужны

Заброшка за миллион: почему загородные коттеджи стали никому не нужны

Продажи домов в Подмосковье повергают в шок даже самых крутых циников. Из двух тысяч коттеджных поселков полностью заселены только 200, еще 800 развиваются абы как и склонны к увяданию, остальные - либо заброшены, либо не двинулись с начальной стадии пустыря на обочине.
Почему так - выясняли "Новые Известия".
Collapse )

Если вы желаете поддержать блог, то сделайте вклад на развитие удобным для вас способом: money.yandex.jpg


victorvideoСтрелка